lot1959 (lot1959) wrote,
lot1959
lot1959

Categories:

Владивосток, 31 января 1920 года (1)

Коллега ALEUTSKY показал очень интересную фотографию из коллекции Андрея Шахмана:


Попытка препарирования фото:
а) Японские открытки Владивостока с такого рода иероглифами стали появляться в конце 1919 г.,
основной пик пришёлся на 1920 г., а уже за 1921 г. я подобных открыток вообще не встречал.
Значит, на фото зима с 1919 на 1920 год.
б) Во тьме ночной виднеется Успенский собор:

На переднем плане Военный порт — это то место где постоянно базировались корабли Сибирской флотилии.
Сейчас это набережная Цесаревича, а раньше там могли швартоваться корабли и суда относящиеся только к
Военно-морскому ведомству. Вот это место снятое с берега в 1916 г.:

Одни эсминцы и никаких гражданских пароходов.
В левом углу ледокол «Казак Хабаров», но он тоже числился за военными.

в) На фото два судна: одно двухтрубное — поболее будет и пришвартовано носом к берегу,
другое судно еле-еле можно разглядеть, но при желании можно.


д) Что же было двухтрубного в Сибирской флотилии на конец 1919 г.?
Кроме морского буксира «Свирь» - ничего.
«Свирь» в Военном порту, и ничего общего с тем двухтрубным пароходом:


А если покопаться в памяти и вспомнить что в декабре 1919 г. из многолетнего дальнего плавания
вернулся вспомогательный крейсер 1 ранга «Орёл»?
Довоенное фото «Орла»:


Попытка сравнения пароходов:

Похоже, вот только на исходном фото у п/х трубы прямые.
- Всё зависит от ракурса, вот «Орёл» с прямыми трубами:


Ну а что делать с другим пароходом?
- Вспоминать старую статью из «Журнала Кружка Морского училища во Владивостоке».
А в ней очень хорошо описывается зимняя ночь, льдом покрытая бухта, «Орёл» стоящий носом к пирсу
и ледокол «Байкал», который выводил «Орла» на чистую воду.
Ледокол «Байкал»:


Даю статью целиком, орфография и пунктуация авторские.

Ночь 31-го Января 1920 г.
Мы все хорошо помним эту ночь, ночь 31-го Января 1920 года. Чёрная, угрюмая висела она не мигая ни одной звёздочкой: тёмныя, тяжёлые тучи нависли над землёй и давили своей мрачной громадой; ветер завывал, срывая с крыш жёсткий снег и злобно бил им в лица прохожих, это была зимняя вьюга с редким колючим снегом и холодным морским ветром.
У стенки, пришвартовавшись к ней носом, стоял «Орёл» пустой и сильно ... (неразборчиво); кругом был лёд и лишь в саженях 20 начиналась вода, чёрная, неподвижная. Мы грузились, скрипели лебёдки, раздавались короткие команды и одна за другой поднимались корзины с чемоданами, бочками, винтовками и всё это исчезало в огромных трюмах. На баке стояли пулемётчики, держа наготове ленты и с минуты на минуту ожидая нападения. Мы были уже чужие здесь; на нас смотрели, как на врагов и ещё днём конвоируя подводы с имуществом УЧИЛИЩА, мы встречали злобные взгляды и насмешливые улыбки. Было тяжело и грустно, но жестокая необходимость заставляла нас забывать об этом и мы работали не отдыхая. Мы ждали врага, но молчали пушки Эгершельда, молчал таинственно сверкающий огнями Владивосток и мы, недоумевая, все ждали; миноносцы угрожали нам своими 47 мм и 75 мм пушками и был послан отряд, который снял замки на глазах у матросов и этим обезоружил суда. Тревожное ожидание, овладевшее нами всеми ещё усилило то обстоятельство, что буксир «Свирь» который должен был оказать нам поддержку в иностранных портах, буксируя пароходы, оказался не в состоянии выйти в море, вода не держалась в цистернах: рука озлобленного матроса улучила удобную минуту и испортила корабль. И вот началась спешная перегрузка всех людей со «Свири» на «Орёл» и после нескольких часов напряжённой работы она была закончена. Ещё грузили остатки с берега. Склянки пробили V часов ночи. Блеснул зелёный огонёк, раздался резкий звук сирены и ледокол «Байкал», широкий, мощный подошёл, что бы вывести «Орёл» на открытое место. Погрузку заканчивали, спешно обрубали стальные швартовы, вот подняли трап, закрепили буксир,с «Байкала» и «Орёл» стал медленно входить в чёрную воду. Тревожное ожидание царило на корабле; не верилось, что мы уйдём спокойно, без боя и было страшно и казалось зловещим молчание города; и вдруг яркий свет рассеял мрак ночи, все вздрогнули в ожидании, но напрасно. Это был свет прожектора с американского крейсера «Нортс Дакота» (ошибка в названии; на самом деле это был крейсер «Саус Дакота»); осветивший нас от клотика до ватерлинии. Было то сделано нечаянно, или американцы желали открыть наше присутствие, неизвестно. По прежнему молчал Владивосток, и мы медленно выходили из бухты Золотой Рог. Прошли пролив Босфор, мелькнул маяк Скрыплева и выйдя на простор моря, мы вздохнули свободные: все опасности остались позади. Лишь огни «Якута», шедшего в кильватере, мелькали, то появлялись, то исчезали вдали. Что ждёт нас. Что ждёт те семейства офицеров, которые покинули Владивосток — мы не знали. Не знали, что найдём впереди, но мы не теряли надежды на лучшее будущее и с этой надеждой пошли к японским берегам. Ветер злобно завыл в снастях, белые гребни волн вздымались и с жалобным шумом бились о борт корабля. А впереди была ночь, тёмная и непроглядная ночь...
М.С.....ой.
Статья была опубликована во 2-ом номере «Журнала Кружка Морского училища во Владивостоке», с. 100-101.
Под спойлером оригинал статьи.
[Spoiler (click to open)]
«Журнал Кружка Морского училища» — Бизерта — Белград.
Выходил с января 1922 г. по апрель 1922 г. Всего вышло 4 номера.
Издавался выпускниками Морского училища выпуска 1920 года.

Несколько слов о Кружке Морского училища во Владивостоке

«Реконструкция жетона «Кружка Морского училища во Владивостоке»
А.А. Каревского по рисунку с обложки журнала «Кружка Морского училища. Жетон в виде гардемаринского погона. Современная копия.
3 октября 1917 г. 205 гардемаринов Морского училища в Петрограде отправились во Владивосток для учебного заграничного плавания. Возглавлял их капитан 1-го ранга М.А. Китицин. Уже в дороге их застал Октябрьский переворот.
Поучаствовав некоторое время в боях против большевиков в Маньчжурии, после утверждения верховной власти адмирала Колчака гардемарины были собраны во Владивостоке, где Китицин ещё 3 ноября 1918 г. организовал Владивостокское Морское училище. Но уже 31 января 1920 г . училище было вынуждено покинуть Владивосток и уйти на кораблях «Орёл» и «Якут» вначале в Японию, а затем, после почти годовых мытарств – в Чёрное море. Но в Крым гардемарины попали уже во время эвакуации Русской армии. Вместе с ушедшим Русским флотом владивостокские гардемарины прибыли в Бизерту, где продолжили свою учёбу в Бизертинском Морском училище.
Жетон учрежден 21 января 1922 г. в Бизерте по решению общего собрания инициативной группы во главе с капитаном 1-го ранга М.А. Китицыным как знак принадлежности к обществу бывших гардемарин Владивостокского Морского училища, которое получило название «Кружок Морского училища во Владивостоке».
В первом номере «Журнала Кружка Морского Училища во Владивостоке» напечатан «Временный Устав», принятый на об­щем собрании инициативной группы 21 января 1922 г. Последний пункт Устава был посвящен эмблеме «Кружка»:
§ 25. Эмблемою «Кружка» устанавливается звено якорного каната. Каждому члену предоставляется право ношения золотого кольца по фасону обручального, не ци­линдрического с накладным золотым же звеном, ширины одинаковой с шириной ободка кольца, расположенным вдоль его. Внутри вырезана дата: «19.31-1.20» и инициалы «М.У.»
Ввиду невозможности в настоящих условиях обзаве­дения золотыми кольцами впредь до наступления таковых члены носят жетон в виде серебряной модели звена дли­ной ..... шириной ..... толщиной ..... с тою же надписью на одной стороне.
Жетон при форме выпускается из-под погона, при штатском - по усмотрению. Постоянное ношение не обязательно.
Дата на жетоне обозначала дату выхода 31 января 1920 г. отряда кораблей «Орел» и «Якут» из Владивостока в Японию и далее в Черное море, на которых эвакуировалось училище. Размеры жетона на момент принятия решения о его учреждении остались не определенными – остается неизвестным, был ли данный жетон вообще изготовлен.»

Рудиченко А.И. Награды и знаки Белых армий и правительств. М., 2008. С. 382-383.
 
Я не утверждаю что эта фотография сделана именно 31 января 1920 г., вполне возможно,
что несколькими ночами ранее, но то, что на фото «Орёл», у меня сомнений не вызывает.

Кликабельно.

Что предшествовало уходу кораблей «Орёл» и «Якут» в эмиграцию, и какие события разворачивались уже днём 31 января 1920 года во Владивостоке будет во 2-ой части.
Tags: Владивосток, Гражданская война в России, Корабли, Корабли оякорили бухты, Ледоколы, Морского училища выпуск 1920г.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Фильм о Камчатке 1928 г.

    И ещё ссылка на фильм "Девушка с Камчатки" 1937 год:…

  • За «СОЮЗ»!

    В продолжении вчерашнего поста - несколько фотографий паротурбохода «СОВЕТСКИЙ СОЮЗ» в порту Петропавловска-Камчатска.…

  • Однако

    Ну вот, дождались. Посмотрел 40 сек. Выключил. Достаточно, что бы сделать выводы о степени компетенции вещающего. Время тратить на просмотр…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments