lot1959 (lot1959) wrote,
lot1959
lot1959

Category:

Интервенция, Дальний Восток России, 1917 — 1922 гг.

1917 год, часть 1.

Продолжение статьи
1917 год на Дальнем Востоке России: региональные особенности социально-политических трансформаций

16 июня 1917 г. Дальневосточный краевой комитет в составе 12 чел. начал свою работу. Дальневосточный комиссар Временного правительства А. Н. Русанов отказался признавать его за орган власти и несубсидировал. Тем не менее Краевой комитет функционировал весьма активно: назначил своих комиссаров в административные учреждения, чтобы осуществлять контроль за их работой, по его предложению областные и городские советы начали контролировать деятельность командования воинских частей гарнизонов. Краевой комитет налаживал связи советов рабочих и солдатских депутатов с крестьянскими советами. Представители Амурского и Приморского областных крестьянских советов были приглашены в состав Краевого комитета, а его члены участвовали в работе областных крестьянских съездов. В дальнейшем комитет стал авторитетным органом, с которым считались комиссары Временного правительства и административные учреждения.
В июле — августе 1917 г. На Дальнем Востоке проводились перевыборы городских дум. В итоге подавляющее большинство мест получили депутаты «социалистического блока»: в Благовещенске они заняли 50 мест из 67(75%), во Владивостоке — 84 из 101, в Хабаровске — 43 из 56, в Николаевске — 22 из 31, в Никольске-Уссурийском — 32 из40. Городскими головами также в основном избрали социалистов: в Благовещенске — эсера А. Н. Алексеевского, во Владивостоке — меньшевика А. Ф. Агарёва, в Хабаровске — эсера Л. М. Загибалова, в Никольске-Уссурийском — эсера А. С. Медведева, лишь в Николаевске на Амуре — кадета П. Н. Крынина[10,с. 107].
Постановлением от 17 июня 1917 г. Временное правительство вводило земские учреждения в Амурской, Приморской и Сахалинской областях. Выборы в земства проводились по Дальнему Востоку с августа по ноябрь. Сначала избирались волостные земства, затем — на уездных земских собраниях — гласные в областные земские собрания, на которых создавались земские управы, получавшие полномочия областных правлений. Областные земские собрания состоялись уже после октября 1917 г.: в ноябре — в Амурской, в декабре — в Приморской, в феврале 1918 г. — в Сахалинской областях. Выборы проходили в сложной политической обстановке при довольно пассивном отношении к ним населения. В состав первых органов местного самоуправления вошли эсеры, меньшевики, народные социалисты. Социальный состав земств был представлен в основном верхушкой служащих, а также промышленниками, сельской буржуазией и интеллигенцией. Функции земств являлись не такими уж великими: хозяйственная деятельность, здравоохранение, народное образование, коммунальное хозяйство и т. п. Однако они затрагивали все сферы жизни деревни, что позволило новой власти привлечь крестьянство на свою сторону [20,9 — 12]. Земства на Дальнем Востоке сразу стали претендовать на политическую власть. В их ведении находились не только вопросы повседневной жизни, но и органы правопорядка. Эсеры и меньшевики считали, что земства выражают интересы всего населения Дальнего Востока, в то время как советы — лишь отдельных социально-политических групп. Поэтому, по мнению правых социалистов, земства должны были стать органами государственной власти, а советы — совещательными учреждениями при местном самоуправлении [11,43].
Важным фактором, влиявшим наразвитие революционных событий на Дальнем Востоке, являлась высокая концентрация в регионе вооружённых сил, причём весьма существенной особенностью было то, что они базировались в основном в городах и крупных промышленных центрах.
Так, к февралю 1917 г. В Приамурском военном округе (с учётом Амурской и Уссурийской флотилий [Сибирской. Lot1959]) насчитывалось до 80 — 100 тыс. военнослужащих. Только в одном Владивостоке скопилось 46 тыс. войск [6,с. 35]. Частые и тесные контакты матросов и солдат скрупными рабочими коллективами способствовали росту революционности в среде военнослужащих, солдатские и матросские массы являлись непременным объектом революционной пропаганды, в их среде настроения недовольства были особенно сильны. Уже в первые недели марта во всех частях Приамурского военного округа появились солдатские комитеты, матросы также стали принимать горячее участие в образовании советов, послав в них своих представителей, которые насобрании совета от имени владивостокского гарнизона «без колебаний заявили полную готовность подчиниться указаниям Совета и защищать новый строй, если понадобится, силой своего оружия» [3,7].
14 марта была образована Военная комиссия совета, объявившая, что без её одобрения приказы местного военного командования недействительны.
Началась смена высшего и старшего командного состава. Так, командующего Сибирской флотилией вице-адмирала М. Ф. Фон Шульца и командира Владивостокского военного порта контр-адмирала П. В. Римского-Корсакова заменили соответственно старшим лейтенантом Гнидой и капитаном 1-го ранга Ухлиным, командующего Амурской флотилией вице-адмирала А. А. Баженова — капитаном 1-го ранга Огильви ит. д. Военная комиссия Владивостокского совета состояла из 40 членов, причём с самого начала она была под влиянием большевиков, в отличие от друих советов Дальнего Востока. В задачи комиссии входило проведение организационной работы в частях, укрепление воинской дисциплины, агитация и пропаганда в солдатских массах; под её контролем решался вопрос об отправке на фронт и проч. Военная комиссия оказала содействие Владивостокской городской думе в формировании народной милиции за счёт солдат гарнизона.



На краевом съезде советов рабочих и солдатских (военных) депутатов, состоявшемся в начале мая, присутствовало 75 делегатов от гарнизонов Хабаровска, Владивостока, Никольска-Уссурийского, Гродеково, Шкотово и др. Съезд одобрил объединение советов солдатских и советов рабочих депутатов, утвердил их устав, согласно которому они являлись органами «политико-революционными и экономическими», имещими право «рассматривать вопросы военного и профессионального устройства» [6,37 — 38].
27 августа 1917 г. На имя краевого комиссара А. Н. Русанова поступило телеграфное сообщение за подписью министра-председателя А. Ф. Керенского о мятеже генерала Корнилова, в котором предлагалось организовать выступления в поддержку Временного правительства. По всему Дальнему Востоку прошли митинги, собрания, экстренные заседания советов, принимавшие резолюции с осуждением действий Корнилова.



Революционные солдаты частей Приамурского военного округа помогли оружием вновь создаваемым отрядам Красной гвардии: полковой комитет 4-го Владивостокского крепостного артиллерийского полка передал рабочим 300 винтовок, крепостные минёры — 1000 винтовок. В Хабаровске общее собрание 724-й пешей Пензенской дружины выразило протест против репрессий в отношении партии большевиков и потребовало немедленного разгона Государственной думы и Государственного совета как очагов контрреволюции. В этой ситуации Военная комиссия Владивостокского совета приобрела безусловное влияние уже во всём Приамурском военном округе. 29 августа во Владивостоке был сформирован Объединённый исполнительный комитет(ОИК), в который вошли в полном составе члены исполкома Владивостокского совета, Исполнительное бюро Совета крестьянских депутатов Приморской области, представители Владивостокских городской думы и управы, Центрального бюро профсоюзов, Военной комиссии Владивостокского совета, Центрального комитета Сибирской флотилии, всех социалистических партий и областного Исполнительного комитета КОБ. Председателем ОИК утвердили эсера С. Н. Михайлова, товарищем (заместителем) председателя — меньшевика-интернационалиста К. А. Суханова [большевика. Lot1959]. ОИК активно взялся за осуществление властных функций: принял меры по обеспечению общественного порядка и спокойствия в городе, установил постоянный контроль заработой милиции, образовал комиссию контроля над производством и т. п. Но комиссар Временного правительства А. Н. Русанов признавать власть ОИК отказался, поскольку решение всех вопросов связывал с созывом Учредительного собрания [10,с. 129 — 130].
На Дальнем Востоке кампания по подготовке выборов в Учредительное собрание началась 16 — 17августа. Все области региона объединили в Приамурский избирательный округ с общей избирательной комиссией. Избирательные комиссии создавались также в каждой области. В ходе подготовки к выборам значительно обострилась политическая борьба. В массах всё ещё держалась вера во Временное правительство, в его призывы защищать Отечество, в возможность решить все насущные проблемы страны с помощью Учредительного собрания.
Но нарастание и углубление хозяйственного кризиса, задержка реформ в условиях войны, ухудшение положения народа способствовали усилению политического кризиса. Профсоюзы начали борьбу за повышение заработной платы, за сокращение рабочего времени до 8 часов в сутки, росло забастовочное движение. В сентябре 1917 г. произошли особенно крупные забастовки рабочих Амурской и Уссурийской железных дорог. Они стали частью всероссийской забастовки, объявленной Викжелем в знак протеста против отказа Временного правительства повысить зарплату железнодорожникам. Поддержали забастовщиков строители Восточного участка Амурской железной дороги у Хабаровска. В итоге Временное правительство вынужденно уступило и согласилось повысить жалование железнодорожникам. В октябре прошла крупная забастовка грузчиков, рабочих и служащих Владивостокского торгового порта, добившихся повышения зарплаты, затем два месяца бастовали рабочие и служащие торгово-пароходной компании «Амурский флот», они хотели, чтобы правление выплатило долг по зарплате и выполнило другие требования
[10,с. 110].
Осенью демобилизация армии постепенно стала превращаться в самодемобилизацию, в край начали прибывать сначала по одиночке, затем группами солдаты, дезертировавшие из своих частей, почти всегда у них с собой было оружие. Оно накапливалось в деревне у фронтовиков, в основном представителей сельской бедноты и обедневших в ходе войны середняков. Народ, устав от митинговой бестолковщины 1917 г., неспособности Временного правительства решить вопросы о мире и о земле, всё больше тяготел к популистским призывам политиков, обещавших мир, землю и свободу в понятных для многих лозунгах [6,45 — 46].
5 — 7 сентября 1917 г. в Никольске-Уссурийском прошла II Дальневосточная конференция РСДРП с участием 15 делегатов. К этому времени в дальневосточных организациях насчитывалось более 4700 чел. Конференция поручила Владивостокскому комитету, состоявшему из большевиков, выполнять функции Дальневосточного краевого бюро РСДРП(б). Газету «Красное Знамя» преобразовали в орган краевого бюро и начали распространять по всем партийным организациям Дальнего Востока.


Было принято решение послать в воинские части лучшие партийные силы. На Амуре образование самостоятельной партийной организации большевиков завершилось проведением в Благовещенске 1 октября общего собрания. В Сахалинской области тоже оформилась самостоятельная организация большевиков, а в Камчатской области этого не произошло [10,131 — 132].
После конференции влияние большевиков среди солдат стало расти ещё сильнее. В частности, на собрании 4-го Владивостокского крепостного артполка с участием 500 чел. в сентябре 1917 г. приняли воззвание, в нём говорилось: «… нет больше путей, которые бы явились избавлением для России, кроме одного — социальной революции. Мы убедились, что чем скорее состоится переход от капитализма к социализму, тем скорее воспрянет Россия» [7].
В период Октябрьского вооружённого восстания в Петрограде, 20 — 26октября 1917 г., во Владивостоке проходил 1-й Съезд профсоюзов Дальнего Востока. Каждая из партий стремилась взять профсоюзы под своё влияние, рассматривая их как важную опору в борьбе завласть. Председателем президиума съезд избрал большевика С. Я. Гросмана, его заместителем — А. М. Краснощёкова. К концу заседаний, когда поступили сообщения особытиях в Петрограде, профсоюзный съезд приветствовал II Всероссийский съезд советов. В принятой большинством голосов резолюции по вопросу о политическом моменте главной целью было объявлено «устранение от власти буржуазных классов» [19]. 13 ноября возвратившийся во Владивосток делегат II Всероссийского съезда советов Г. Ф. Раев привёз столичные газеты с текстами декретов «О мире», «О земле» и других документов, которые 14 ноября 1917 г. были опубликованы в местных СМИ.
Обстановка в Хабаровске была сложнее: в местном совете, в органах городского самоуправления сохранялось преимущественное влияние умеренных социалистических партий. 26 октября, получив сообщение из Петрограда, исполком Хабаровского совета рабочих и солдатских депутатов в принятой большинством голосов резолюции осудил «самым решительным образом» вооружённое восстание из-за передачи власти в руки советов. В Благовещенске 26 октября такое же решение было принято на расширенном заседании Благовещенской городской думы, а 28 октября — на заседании городского совета рабочих и солдатских депутатов. В Амурской области советы городов Зеи и Свободного, посёлков Гондатти, Рухлово и др., областной крестьянский совет ещё находились под влиянием эсеров и меньшевиков, как и советы в Сахалинской и Камчатской областях [10,с. 146 — 148]. В Петропавловске и по всей Камчатской области после возвращения из Владивостока и Хабаровска большевиков А. С. Топоркова и И. Е. Ларина в начале ноября 1917 г. обстановка стала меняться в пользу советов. 11 ноября на пароходе «Тверь» прибыли 100 солдат, приписанных к Камчатской местной команде, большинство революционно настроенных. Численность организованных сторонников советской власти в Петропавловске увеличилась, развернулась агитация за создание советов [13,68 — 70].
В ноябре 1917 г. состоялись выборы во Всероссийское учредительное собрание по Приамурскому избирательному округу, по их итогам за эсеров проголосовало 51,5%, в т. ч. В городах — 19,4%, в гарнизонах — 47,0%, в сельской местности — 64,8%; большевики получили 18,9% голосов, в т. ч. В городах — 36,8%, в гарнизонах — 31,5%, в сельской местности — 9,4%; за кадетов было 7,5%, вт. ч. В городах — 19,3%, в гарнизонах — 5,8%, в деревнях — 2,5%; меньшевиков выбрали 6,8%, вт. ч. В городах — 9,1%, в гарнизонах — 7,0%, в деревнях — 6,0%, на долю прочих партий и групп пришлось 14,9%. Во Владивостоке безусловную победу одержала партия большевиков: 49% (один из самых высоких показателей в стране). Позиции кадетов оказались в 1,5 раза слабее, чем в Хабаровске, однако процент голосовавших за них почти в 8 раз превышал общероссийский уровень. Политическая картина во Владивостоке оказалась наиболее контрастной, умеренные течения социализма получили там сравнительно невысокий процент голосов [21,191 — 199, 356]. Депутатами в Учредительном собрании от Приморско-Амурского округа стали 12 чел., вт. ч. эсеры В. К. Выхристов, Л. И. Загибалов, М. С. Мандриков, Ф. И. Сорокин, А. Н. Алексеевский, В. Г. Петров, Н. Г. Кожевников и большевик А. Я. Нейбут [11,46].
Дальневосточное бюро РСДРП(б), в состав которого входили видные большевики А. Я. Нейбут, В. Г. Антонов, Г. Ф. Раев, П. М. Никифоров, И. Г. Кушнарёв и др., развернуло борьбу за установление советской власти на Дальнем Востоке. 5 ноября 1917 г. состоялись перевыборы исполкома Владивостокского совета; в него вошли 18 большевиков, 11эсеров, 8 беспартийных и 3 меньшевика; председателем избрали А. Я. Нейбута. Постановлением исполкома все учреждения и ведомства переходили в подчинение Владивостокскому совету и ОИК, было принято решение о создании Красной гвардии.



Большевики, опираясь на рабочие и солдатские массы, в течение ноября — декабря 1917 г. проводили перевыборы местных советов и готовились к III Краевому съезду советов, который должен был решить вопрос о переходе власти к советам на Дальнем Востоке.
Огромное значение для роста симпатий населения к большевикам сыграло появление первых декретов советской власти, получивших широкое распространение в крае в середине ноября 1917 г. В результате большевизации местных советов уже в ноябре Сучанский и Владивостокский взяли власть в свои руки. С ноября по декабрь 1917 г. в основных центрах Дальнего Востока под влиянием вооружённых демонстраций солдат стали проводиться перевыборы советов. Так, 7 декабря во Владивостоке состоялась многотысячная вооружённая демонстрация гарнизона, отрядов Красной гвардии и трудящихся города с требованием передачи всей власти советам. 6 декабря в Хабаровске под руководством большевиков прошла вооружённая демонстрация гарнизона под лозунгом признания Совета народных комиссаров. В результате перевыборов большинство в советах получили большевики и левые эсеры [2,с. 5 — 6].
В Хабаровске 11 декабря 1917 г. А. Н. Русанов и его секретарь эсер В. В. Граженский были взяты под домашний арест представителями Краевого комитета советов. В ночь на 12 декабря 1917 г. большевики с помощью отрядов Красной гвардии, революционных солдат и матросов заняли почту, телеграф и другие важнейшие учреждения города. Вечером 12 декабря 1917 г. В Хабаровске открылся III Дальневосточный краевой съезд советов. На съезде из 17 советов Дальнего Востока были представлены 15 (не прислали своих представителей 2 крестьянских совета по Амурской и Приморской областям). Из 84 делегатов 46 являлись большевиками, 27 — левыми эсерами, 9 — меньшевиками, 2 — беспартийными. Съезд принял Декларацию о переходе власти на Дальнем Востоке к Дальневосточному краевому комитету Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и самоуправлений (69 чел. проголосовали за, 4 — против, остальные воздержались) [5,10 — 11, 28 — 29].
С провозглашением советской власти на Дальнем Востоке и созданием её краевого органа начались установление и укрепление советской государственности в регионе, а также практическая реализация декретов советского правительства на дальневосточной окраине РСФСР. Все дальневосточные советы наделялись правами административной власти и должны были обеспечивать проведение в жизнь политики советского правительства, всех его директив, законов, декретов и распоряжений.
Таким образом, победоносный Февраль стал важнейшим фактором, вызвавшим подъём революционного движения по всей России, включая самые отдалённые её окраины. На Дальнем Востоке Февральская революция прошла без вооружённых столкновений и активного сопротивления царской администрации. 1917 г. явился переломным для страны и её Дальнего Востока, привёл к глубоким социально-политическим переменам. В регионе произошла трансформация политической системы в плане её демократизации: создавались новые органы власти — КОБы, шла демократизация городских и сельских самоуправлений. Радикально изменилась общественно-политическая жизнь: возникли партии, советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, профсоюзы и пр., развернулась работа по введению земств и т. д.
Создание советов и ликвидация местных органов самоуправления на Дальнем Востоке имели свои особенности по сравнению с центральными районами страны. В 1917 г. в массах господствовали представления о справедливом общественном устройстве, основанном на общинных нормах демократии. Этим и объясняются популярность социалистических идей, приверженность советам рабочих и крестьянских депутатов, а также рост авторитета социалистических партий. В итоге многие пошли за большевиками, проводившими политику, отражавшую в то время ожидания огромной части населения. Изменение симпатий народных масс в пользу большевиков сделало установление советской власти наДальнем Востоке в этот период довольно мирным.

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ
1. Амурские арсенальцы. История завода «Дальдизель». Хабаровск, 1974. 352 с.
2. Борьба за власть Советов в Приморье (1917 — 1922): сб. документов. Владивосток: Примиздат, 1955. 831 с.
3. Военные моряки в борьбе за власть Советов на Дальнем Востоке (1917 — 1922). Документы и материалы. Владивосток: Дальневост. гос. ун-т, 1989. 458 с.
4. Галлямова Л. И. Рабочее движение на Дальнем Востоке России накануне 1917 г. // Эволюция и революция: опыт и уроки мировой и российской истории. Хабаровск, 1997. С. 130 — 132.
5. Дальсовнарком. 1917 — 1918 гг.: сб. документов иматериалов. Хабаровск, 1969. 374 с.
6. Зуев В. Н. Участие войск Приамурского военного округа в революционных событиях 1917 г. // Дальний Восток России в период революций 1917 года и Гражданской войны: сб. науч. ст. (Материалы к 1-й книге 3-го тома «Истории Дальнего Востока России»). Владивосток: ДВОРАН, 1998. С. 33 — 48.
7. Известия Владивостокского совета. 1917. 19 сент.
8. Известия Совета рабочих и военных депутатов г. Владивостока. 1917. 6 апр.
9. Иконникова Т. Я. Дальневосточный тыл России в годы Первой мировой войны. Хабаровск: Хабаровский гос. пед. ун-т, 1999. 365 с.
10. История Дальнего Востока России. Т. 3, кн. 1: Дальний Восток России впериод революций 1917 года иГражданской войны. Владивосток: Дальнаука, 2003. 632 с.
11. Кузьмин В. Л., Ципкин Ю. Н. Эсеры и меньшевики на Дальнем Востоке России в период Гражданской войны 1917 — 1922 гг. Хабаровск: ХГПУ иДВГУПС, 2005. 222 с.
12. Куцый Г. С. Борьба профсоюзов за установление власти Советов в Приморье (март — ноябрь 1917 г.). Владивосток: Прим. книжн. изд-во, 1963. 148 с.
13. Мухачёв Б. И. Становление власти первых Советов на Севере Дальнего Востока// Дальний Восток России впериод революций 1917 года и Гражданской войны: сб. науч. ст. (Материалы к1-йкниге 3-го тома «Истории Дальнего Востока России»). Владивосток: ДВОРАН, 1998.
С. 58 — 81.
14. Hагайцев Э. Р. «Арсенал» — «Дальдизель» (1902 — 2002). Хабаровск, 2002. 124 с.
15. Приамурская жизнь. Хабаровск, 1917. 4 марта.
16. Приамурье. Хабаровск, 1917. 17марта.
17. Савченко С. И. Февральская революция 1917 г. И Амурское казачье войско// Материалы Междунар. науч.практич. конф., посвящ. 80-летию окончания Гражданской войны и иностранной интервенции на Дальнем Востоке. 23 — 25 окт. 2002 г. Благовещенск, 2002. С. 165 — 167.
18. Савченко С. Н. Уссурийское казачье войско в Гражданской войне на Дальнем Востоке (1917 — 1922 гг.). Хабаровск: Хабаровский краевой краеведческий музей им. Н. И. Гродекова, 2002. 279 с.
19. Харбинский вестник. 1917. 27 окт.
20. Чёрная Е. В. Земское самоуправление на Дальнем Востоке в условиях революций и Гражданской войны (1917 — 1922 гг.): автореф. дис. … канд. ист. наук. Владивосток, 2011. 25 с.
21. Щагин М. Э. Октябрьская революция в деревне восточных окраин России (1917 — лето 1918 гг.).
М.: МГПИ им. В. И. Ленина, 1974. 368 с.
22. ГАХК (Гос. арх. Хабаровского края).

Все фото кликабельны.

Tags: Владивосток, Гражданская война в России, История
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 23 comments