lot1959 (lot1959) wrote,
lot1959
lot1959

Categories:

Ответы на вопросы. Часть 2.

Несколькими днями ранее, в обсуждении сообщения «Тихоокеанское Эхо Петропавловской обороны - часть 1.» http://callmycow.livejournal.com/341724.html
возникли вопросы об распределении личного состава «обороняющихся» по батареям и об эффективности артиллерийского огня наших батарей.

«По нижним чинам на батареях ты оперируешь своими выводами; напиши отдельно и по порядку, из чего эти выводы сделаны и что получилось.
Где были аврорцы, где новоиспеченные двинцы, где казаки.»

callmycow

Продолжаю:

24 июля в Петропавловский порт прибыл транспорт «Двина».

Напомню:
На батарее № 1 — 2 х 2 пудового калибра бомбовых и 3 х 36 фунтовых пушки.

На батарее № 2 — 11 х 36 фунтовых пушек.

На батарее № 3 — 5 х 6 фунтовых пушек.

На батарее № 6 — 6 х 6 фунтовых пушек.

На Изменном мысу — 9 х 6 фунтовых пушек (ныне мыс Завойко).

На Дальнем маяке — 1 х 36 фунтовая пушка.

Итого: 37 орудий.

Мастера, мастеровые и инвалиды 47 Флотского экипажа (231 человек)
составили расчёты всех батарей Петропавловского порта,
а личный состав батареи № 6 был укомплектован писарями Морского ведомства.
Расчёт полевого возимого 3-х фунтового орудия состоял из казаков.


Сразу же по прибытию, солдаты стрелковых батальонов были переаттестованы в матросов 47 Флотского экипажа.

Согласно полученным инструкциям от губернатора Восточной Сибири Муравьёва, инженер-поручик Мровинский К.И изучил расположение артиллерийских батарей.
В письменном рапорте генерал-майору В.С. Завойко он изложил какие нужно провести работы по устранению недостатков и усилению имеющихся фортификационных сооружений, а так же в каких местах необходимо построить новые батареи.
Вручив рапорт камчатскому губернатору, он тут же хотел убыть обратно.
Но был оставлен для руководства строительными работами, которые начались немедленно.
«Число людей, которые могли быть употреблены на разные работы, простиралось всего до 500 человек. За исключением из этого числа людей, высылавшихся на портовые работы и необходимых для домашнего расхода, только около 300 чел. выходило на работы по устройству батарей. Из них отделялась часть для рубки хвороста на фашины, за 10 верст от города, — ближе годного хвороста не было; часть — на заготовку тачек, лопат, топоров, на пилку плах для платформ и проч. Затем, для земляной работы оставалось около 200 человек ежедневно.
Итак, с этими довольно скудными средствами я приступил к усилению по возможности обороны...»

УКРЕПЛЕНИЯ ПЕТРОПАВЛОВСКОГО ПОРТА В 1854 г. ПРОТИВ АНГЛО-ФРАНЦУЗСКОЙ ЭСКАДРЫ К. И. МРОВИНСКИЙ.

В силу нехватки строительного материала, относительной молодости строителя и отсутствия у оного знаний по действиям морской артиллерии, некоторые батареи были недостаточно укреплены, а то и вовсе укреплений не имели.
Так к примеру на батарее № 3 «банк» имел небольшую высоту и представлял собой «лёгкий земельный бруствер», т. к. инженер-поручик считал, что батарея расположена достаточно высоко над уровнем моря (8 сажень) и поэтому корабли своей артиллерией не смогут до неё достать.
Отсюда и большие потери среди личного состава батареи 24 августа 1854 года.

Для будущих батарей не хватало офицеров и тогда
«28 июля по приказу главного командира с фрегата назначены:
в помощь командиру батареи № 2 гардемарин Давыдов,
командиром батареи № 3 лейтенант князь Александр Максутов 2-й,
командиром батареи № 4 мичман Попов, в помощь ему гардемарин Токарев.»

А
«3-го августа вследствие приказа главного командира порта отправлено с правого борта фрегата «Аврора» пушек для вооружения вновь устроенных батарей: на батарею № 3 пять длинных 24-фунтоваго калибра,
на батарею № 4 три длинных 24-фунтоваго калибра,
на батарею № 7 пять коротких 24-фунтоваго калибра,
и для пополнения батареи № 2 одну длинную 24-фунтоваго калибра, все с принадлежностями.
Отпущено в разное время пороху: 546 картузов, весом каждый в 8 фунтов; 215 картузов весом каждый в 3,5 фунта; в пороховых ящиках 61 пуд 30 фунтов; всего 189 пуд 30 фунтов, ядер 530, древгаглов 70, армяку 464 аршина и боевых ружейных патронов 3900.»

ЖУРНАЛ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ ведённый на фрегате «Аврора»
под командою капитан-лейтенанта Изыльметьева
с 14 июля по 28 августа 1854 года.
РГА ВМФ, ф. 283, оп. 2, д. 3003, лл. 52-56.


Командиром батареи № 1 был назначен лейтенант Гаврилов П.Ф., а командиром батареи № 7 — капитан-лейтенант Кораллов В.К., офицеры 47 Флотского экипажа, прибывшие на транспорте «Двина».

«К 7-му августа укрепления были готовы и вооружены пушками. В порте Губернатором произведено было общее учение по тревоге и казалось все готовым встретить врага.»
РГАЛИ. Ф. 1337 оп. 1 ед. хр. 83а. «Изыльментьев И. Н. Воспоминания об обороне Петропавловска-на-Камчатке во время войны с Англией и Францией в 1854-1855 гг. и плавании от берегов Камчатки в устье реки Амур». Количество листов: 26.
Опубликовано: Киселёва Н.С. На волне памяти. О Петропавловской обороне 1854 г. Издание 2 // П.-Камчатский, 2010 г. Сс.187–207.


В окончательном виде артиллерия Петропавловского порта выглядела следующим образом:
«Батареи:
№ 1 на Сигнальном мысе из 3 орудий 36-ф[унтового] калибра и 2 бомбических 2-пуд[ового],
командир батареи лейтенант Гаврилов, у него под командой o6[ep]-офицер 1, нижних чинов 63.

№ 2 на Кошке, из 10 орудий 36-ф[унтового] калибра и 1 24-фунтового,
командир лейтенант князь Максутов 3-й, у него под командою гардемарин 1, нижних чинов 127.

№ 3 на перешейке, из 5 орудий 24-ф[унтового] калибра;
командир лейтенант князь Максутов 2-й, у него под командою нижних чинов 51.

№ 4 на Красном яре, из 3 орудий 24-ф[унтового] калибра; командир мичман Попов, у него под командой гардемарин 1 и нижних чинов 28.

№ 6 на озере, из 4-х 18-ф[унтовых] и 6-ти 6-ф[унтовых] орудий;
командир поручик Гезехус; у него под командой нижних чинов 31.

№ 7 у рыбного сарая из 5 орудий 24-ф[унтового] калибра;
командир капитан-лейтенант Кораллов; у него под командой нижних чинов 49.

Одно полевое 3-ф[унтовое] орудие, при нем командир титулярный советник Зарудный, нижних чинов 19.

На батареях по 37 выстрелов на пушку.»
Батарея № 5, устроенная из 5 старых медных орудий, на левом берегу Малой губы, против перешейка, не имела команды и оставалась в бездействии. — Прим. В. С. Завойко.

Рапорт Камчатского военного губернатора и командира Петропавловского порта генерал-майора В. С. Завойко генерал-адмиралу русского флота в. кн. Константину Николаевичу о нападении англо-французской эскадры на Петропавловск-Камчатский и разгроме неприятельского десанта.

Ещё 1 х 36 ф. пушка была установлена на Дальнем маяке.

Теперь о том, какие произошли изменения в устройстве и вооружении батарей:

Батарея № 1 — вооружение осталось прежнее:
2 х 2 пудового калибра бомбовых и 3 х 36 ф. пушки.
Итого: 5.

Батарея № 2 ранее была вооружена 11 х 36 фунтовых пушек,
теперь 10 х 36 ф. пушек и 1 х 24 ф.
Итого: 11.
Видимо одну 36 ф. пушку похерили и взамен с «Авроры» была установлена 1 х 24 ф.
Батарея, вновь присланным инженер-поручиком, не перестраивалась и оставалась всю оборону в том виде, как построил командир этой батареи Максутов Д.П..
«Заботливый генерал Завойко, однако, не сидел сложа руки, и у него уже было намечено, где строить батареи, и приготовлен лес для платформ. Меня он сейчас же списал с корвета, назначил своим помощником и поручил строить батарею № 2, которой я и назначен был командовать. Припомни уроки фортификации, я составил план батареи и, по утверждению его генералом, приступил к постройке. Батарея вышла у меня некрасивая и неуклюжая, над которой немало издевался приехавший впоследствии военный инженер Мровинский, строитель всех следующих батарей, однако на деле она показала свои достоинства.»
ВОСПОМИНАНИЯ (В ПИСЬМЕ К БРАТУ) (Д. П. МАКСУТОВ) С. 56

Напомню, что 26 мая 1854 года корвет «Оливуца» пришёл в Петропавловский порт и лейтенант корвета Максутов Д.П. был списан с корабля и назначен помощником Капитана над Петропавловским портом.

Батарея № 3 была вооружена 5 х 6 ф. пушек,
теперь стало: 5 х 24 ф. орудия снятых с «Авроры».
Итого: 5.

Батарея № 4 была вновь построена и вооружена 3 х 24 ф. пушками с «Авроры».
Итого: 3.

Батарея № 5 вооружена 5 х 6 ф. пушками, снятыми с батареи № 3 .
Итого: 5.

Батарея № 6 ранее вооружённая 6 х 6 ф. пушками пополнилась
4 х 18 ф. орудиями с транспорта «Двина».
Итого: 10.

Батарея № 7 (новая) имела на вооружении 5 х 24 коротких пушки с «Авроры».
Итого: 5.

9 х6 ф. старых медных пушек с Изменного мыса демонтированы и в дальнейших событиях задействованы не были.

Батарея № 5 (5 х 6ф.) личным составом укомплектована не была и предназначалась для отражения неприятельского десанта, если он выйдет на перешеек соединяющий Сигнальную и Никольскую сопки (перешеек Лаперуза). В боях участие не принимала.

Следует заметить, что окончательно батареи построены, или укреплены, согласно плана не были (за исключением № 2 и № 6).

Всего на батареях №№ 1, 2, 3, 4, 6, 7 было установлено 39 пушек разного калибра.
Сюда следует добавить 1 х 36 ф. орудие на Дальнем маяке.
Итого: 40.

Помимо стационарно установленных орудий, в распоряжении генерал-майора В.С. Завойко имелась одна 3 ф. полевая пушка, перевозимая гужевым транспортом.

Теперь о личном составе батарей.


После прибытия подкрепления с Амура, солдаты были переаттестованы в матросы и точно установить на каких батареях были вновь прибывшие, или «ветераны» 47 экипажа достаточно проблематично.
По моим прикидкам из «новичков» состояли расчёты батарей №№ 3, 4, 7,
из «стариков» №№ 2, 6, смешанный состав имела батарея №1.

Батарея № 6 под командованием поручика Газехуза К.Я. изначально была укомплектована писарями Петропавловского порта, они же и встретили огнём врага 24 августа 1854 г.
«Придя по назначению, я просил командира батареи г. Гозехуса, чтобы прислуга из писарей зарядила орудия через одно — ядром и картечью...
Затем направив, при содействии прапорщика морской артиллерии Сахарова, все орудия по прицелам и посадив бойких писарей за насыпью, сам стал на банкет.»

А.П. Арбузов . ОБОРОНА ПЕТРОПАВЛОВСКОГО ПОРТА В 1854 ГОДУ ПРОТИВ АНГЛО-ФРАНЦУЗСКОЙ ЭСКАДРЫ.
(из записок очевидца и участника в этом деле.)


Но доподлинно известно, что нижние чины с фрегата «Аврора» не посылались на укомплектование штатов арт. батарей.
Мы знаем, что с «Авроры» были назначены:
на батарею № 2 помощником командира батареи гардемарин Давыдов,
на батарею № 3 командиром лейтенант Максутов,
на батарею № 4 командиром мичман Попов и ему помощником гардемарин Токарев.
Итого: 4 человека.
О других чинах, командированных с фрегата на берег, будет чуть ниже.

Батарея № 1: командир - лейтенант Гаврилов П.Ф., 1 обер- офицер, 63 нижних чина.
Батарея № 2: командир - лейтенант Максутов Д.П., 1 гардемарин, 127 нижних чинов.
Батарея № 3: командир - лейтенант Максутов А.П., 51 нижний чин.
Батарея № 4: командир - мичман Попов В.И., 1 гардемарин, 28 нижних чинов.
Батарея № 6: командир- поручик Газехус К.Я., 31 нижний чин.
Батарея № 7: командир - капитан-лейтенант Кораллов В.К., 49 нижних чинов.
Итого: 7 офицеров, 2 гардемарина, 349 нижних чина.
Всего: 358 человек на шести батареях.

Расчёт 3 -х фунтовой полевой пушки состоял из 19 казаков во главе с титулярным советником Зарудным.
«Одно полевое 3-ф[унтовое] орудие, при нем командир титулярный советник Зарудный, нижних чинов 19.»
Из рапорта генерал-майора В. С. Завойко.

Оставшийся, в распоряжении Камчатского губернатора личный состав был распределён следующим образом:

«Для отражения десанта в 1 стрелковом отряде под начальством мичмана Михайлова нижних чинов 49.
Во 2 стрелковом отряде под начальством подпоручика ластовых экипажей Губарева нижних чинов 50.
В отряде волонтеров за раскомандировками 18.
В отряде для потушения пожара под начальством поручика Кошелева нижних чинов 69.»

Из рапорта генерал-майора В. С. Завойко.

Мичман Михайлов Д.В. был командирован с фрегата «Аврора» и возглавил 1 стрелковый отряд сформированный из вновь прибывшего пополнения.
«Попов покинул, заклепав пушки. Отступив, он присоединился к мичману
Михайлову, который командовал отрядом из 60 матросов 47-го экипажа...»

О'Рурк Николай.
Записки участника кругосветного плавания фрегата «Аврора» (1853-1857). СПб.: «Элмор», 2011. – 320 с, илл.
Перевод А.Н. О'Рурка.


Подпоручик Губарев М.Д — полицмейстер Петропавловского порта командовал 2 стрелковым отрядом.
Поручик Корпуса флотских штурманов с транспорта «Двина» Кошелев И. стоял во главе пожарного отряда.

«На фрегате «Аврора» 284
На транспорте «Двина» 65
При мне состояли правитель канцелярии коллежский асессор Лохвицкий,
инженер-поручик Мровинский,
гардемарин Колокольцов,
юнкер Литке и нижних чинов 6.
Всего: Штаб-офицеров 4
Обер-офицеров 37
Волонтеров и нижних чинов 879.»

Из рапорта генерал-майора В. С. Завойко.

К началу боевых действий с фрегата «Аврора» командированы:
«в помощь командиру батареи № 2 гардемарин Давыдов,
командиром батареи № 3 лейтенант князь Александр Максутов 2-й,
командиром батареи № 4 мичман Попов, в помощь ему гардемарин Токарев,
командиром 1-й стрелковой береговой партии мичман Михайлов,
для наблюдения за высадкою десанта и вообще движением неприятеля корпуса штурманов прапорщик Самохвалов,
при главном командире гардемарин Колокольцов и юнкер Литке.»

Итого: 8 человек.

Фрегат «Аврора»

После кратковременного отдыха в Петропавловском порту, команда фрегата стала готовить корабль к переходу в Де-Кастри.
Напомню, что за время перехода из Кальяо в Петропавловск скончалось 11 человек, 19 умерли уже в госпитале, многие нижние чины ещё находились на излечении, а 5 человек ушли на корвете «Оливуца»:
1.19-го флотского экипажа мичман Андрей Поль.
2.Корпуса флотских штурманов прапорщик Апполон Шенургин.
3.Императорской академии наук натуралист Леопольд Шренк.
4.Рисовальщик Василий Поливанов.
5.Препаратор Михаил Шилль.
8 человек из командного состава были выделены в помощь военному губернатору (о них выше).
Командир фрегата капитан-лейтенант Изыльметьев И.Н. запланировал перед уходом снять фрегатские пушки с батарей.
И уже была отдана такая команда, но 17 августа 1854 г. в Авачинскую губу вошла неприятельская эскадра.

В рапортах, воспоминаниях участников тех событий часто упоминаются стрелковые и абордажные партии состоящие из моряков фрегата.
Согласно Морского устава 1853 года, сразу же по выходе на рейд, «на кораблях и фрегатах для абордажа составляется по три партии, на мелких судах по две.
Первая партия называется стрелковую, а другие две первою и вторую абордажными партиями.
На кораблях и фрегатах партии составляются:
Стрелковая из 10-ых нумеров от дечных орудий и 3-х нумеров от орудий верхней батареи.
Первая абордажная партия из 7-ых и 8-ых нумеров от орудий всех деков и кроме того из 4-ых и 5-ых нумеров от орудий нижнего дека.
Вторая абордажная партия из 2-ых, 4-ых, 5-ых, 7-ых и 8-ых нумеров от орудий верхней батареи и 2-ых и 3-их нумеров от дечных орудий. Оставшиеся за тем люди назначаются в резерв.
Кроме нижних чинов, в стрелковую и абордажные партии назначаются унтер-офицеры от управления парусами и от орудий.»


Поэтому, стрелковая и абордажные партии не были некими импровизированными отрядами, сформированными для защиты порта.
Их главная задача — оборона своего корабля и на берегу в том числе.
Когда противник с Никольской сопки был сброшен, капитан 1 ранга Арбузов предложил командиру стрелковой партии лейтенанту Пилкину повоевать дальше, то получил следующий ответ: «...что не имеет на это приказания, и оказав нам помощь, обязан воротиться к фрегату...»
В документах и воспоминаниях иногда все 3 партии именуют стрелковыми.

Часто возникает резонный вопрос, а почему вместе с пушками фрегата на берег не сошли их орудийные расчёты?
Отвечаю, «Нижние чины назначаются к орудиям только на один борт; при переходе на другой борт они занимают противоположные орудия, имеющие, как сказано выше, одинаковые нумера с орудиями оставленного борта.»
Морской устав 1853 г.
То есть, орудийная прислуга расписывается к двум орудиям разных бортов.
В бою, как правило, задействованы орудия одного борта. Иметь на каждую пушку отдельный расчёт нецелесообразно.

Даю полный хронометраж раскомандировок членов команды фрегата «Аврора» с 17 по 24 августа 1854 г.:

«17 августа
На фрегате находились: командир фрегата 19-го экипажа капитан-лейтенант Иван Изыльметьев,
под командою его: капитан-лейтенант Михайло Тироль,
лейтенанты: Михайло Федоровский, Константин Пилкин, Иосиф Скандраков, Евграф Анкудинов,
мичман Николай Фесун,
корпуса штурманов прапорщик Василий Дьячков,
морской артиллерии прапорщик Николай Можайский,
состоящий по Адмиралтейству прапорщик Дмитрий Жилкин,
цейхвахтер 9-го класса Михайло Злобин,
доктор медицины младший врач Виталис Вильчковский,
Александро-Невской Лавры иеромонах Иона Голубцов,
морского кадетского корпуса гардемарин 1,
19-го экипажа юнкер 1,
унтер-офицеров 12,
музыкантов 5,
рядовых 234,
нестроевых нижних чинов 7,
мастеровых нижних чинов 4-го рабочего экипажа 3,
5-го рабочего экипажа 4,
корпуса морской артиллерии кондукторов 4,
в командировке
на батарее № 2 гардемарин Давыдов,
на батарее № 3 лейтенант князь Александр Максутов 2-й,
на батарее № 4 мичман Василий Попов, гардемарин Токарев,
командир береговой 1-й стрелковой партии мичман Михайлов.
Для наблюдения за высадкою десанта и вообще за движением неприятеля корпуса штурманов прапорщик Самохвалов;
при главном командире гардемарин Колокольцов и юнкер Литке.

В госпиталях для перевязки раненных фельдшер 1.
За болезнью унтер-офицер 1, рядовых 7.
В 1 час явился на фрегат волонтёром капитан 1 ранга Арбузов.

20 августа
Для отражения вражеского десанта
«главный командир потребовал от нас 30 человек, почему и послан был мичман Фесун с 1 унтер-офицером и 30 рядовых.
...В 1/4 1 часа стрелки фрегата «Аврора» достигли реки Поганки; но главным командиром были возвращены и в 1/2 2 часа явились на фрегат.
В 3/4 1 часа по приказанию главного командира от нас был послан лейтенант Анкудинов и артиллерии прапорщик Можайский, 1 кондуктор и 57 рядовых для исправления батареи № 3.
...В 1/2 2 часа батарея была сдана исправленная прибывшему командиру оной лейтенанту князю Максутову 2-му, а лейтенант Анкудинов с командою возвратился на фрегат.»


21-е августа.
«В 2 часа пополуночи по приказанию главного командира, с нашего фрегата послан был лейтенант Скандраков со 100 человек команды для переноски провианта из магазинов к озеру для закрытия, которую переносили до 6 часов утра.
В 7 часов находящийся у нас капитан 1 ранга Арбузов, с позволения командира фрегата, отправился на берег в стрелки.»
...В 1 час увидели идущую от французского фрегата «Форт» к Сигнальному мысу шлюпку. Тогда у нас пробили тревогу и отправили туда стрелковую партию под начальством лейтенанта Анкудинова.
...Мичман Попов принял в командование батарею № 1.
По приказу главного командира батареи № 1, 3 и 4 поручены были командиру фрегата «Аврора», почему от нас и послан был артиллерийский прапорщик Можайский с кондуктором для исправления повреждений батареи № 1.»

22 августа
«...В 5 часов батарея № 1 была очищена; две бомбические пушки на ней были расклёпаны и две 36-фунтовые приготовлены к расклёпке посредством заряда со стапином.
...В полночь послан от нас для исправления батареи № 4 прапорщик Можайский с кондуктором.»

23 августа
«В 6 часов утра прапорщиком Можайским исправлено на батарее № 4 два станка, расклёпаны две пушки и положены на станки, а к 11 часам эта батарея приведена была в готовность к действию.
Тогда с нашего фрегата откомандировали на оную 2 артиллерийских кондукторов, из которых Дементьев – командиром батареи.»

24 августа
24 августа
«В 6 часов явились на фрегат выписавшиеся из госпиталя
унтер-офицер 1,
рядовой 1.
На фрегате находились офицеры, гардемарины и юнкеры тоже.
Унтер-офицеров 13,
музыкантов 5,
нижних чинов 235,
нестроевых 7,
рабочего экипажа 7,
морской артиллерии кондукторов 2.
В командировке
на батарее № 1 офицер 1 и гардемарин 1,
на батарее № 2 гардемарин 1,
на батарее № 3 обер-офицер 1,
для наблюдения за высадкою десанта обер-офицер 1,
при главном командире гардемарин 1, юнкер 1,

в госпитале для перевязки раненных фельдшер 1
и за болезнью 6 рядовых.»
( не указаны 2 арт. кондуктора откомандированные на батарею №4.)

В 1/4 9 часа главный командир потребовал от нас на озеро стрелковую партию, почему и послан был туда лейтенант Анкудинов с гардемарином Кайсаровым, 1 унтер-офицером, 1 горнистом и 33-мя рядовыми.
Вскоре у командира батареи № 3 лейтенанта князя Максутова 2-го оторвало неприятельским ядром руку; почему был отнесён в госпиталь, а на место его был послан с фрегата мичман Фесун и в помощь к нему боцман Суровцов; но как неприятельскими ядрами батарея уже была приведена в неспособность действовать, то убрали с неё порох.
В 1/2 9 часа главный командир потребовал с фрегата стрелковую партию; почему и был послан мичман Фесун с 1 унтер-офицером, 1 горнистом и 31 рядовым, которых он повёл на Никольскую гору правее гребня.
На батарее же № 3 оставлен был боцман Суровцов. Вскоре от нас послан был прапорщик Жилкин, который взял прислугу с батареи № 3, повёл её на Никольскую гору левее гребня.
В 10 часов заметили неприятельских стрелков на вершине горы, близ фрегата.
Тогда от нас послана была 3-я стрелковая партия под начальством лейтенанта Пилкина с 1 унтер-офицером, писарем и 30 рядовыми, которых они повели на гребень горы.
В 11 часов французский бриг подошёл к батарее № 3 и впереди фрегата
«Президент» стал на якорь.
В то время от нас послан был лейтенант Скандраков с партиею при 2 унтер-офицерах и 33 рядовых для подкрепления 3-й стрелковой партии.
...В 1/4 1 часа лейтенант Пилкин воротился с своею партиею.
В 1 час лейтенант Анкудинов возвратился с партиею, из которой раненые матросы Алексей Церковников, Иван Киселёв, Василий Егоров отправлены в госпиталь, а Алексей Степанов, тоже раненный, явился на фрегат.
В начале 2 часа мичман Фесун возвратился с своею партиею, из коей раненные горнист Малофей Суриков, матросы Феофан Иванов, Иосиф Сапенко, Степан Белавин отправлены в госпиталь, а Василий Попов, тоже раненный, явился на фрегат.
...В 4 часа лейтенант Скандраков и прапорщик Жилкин, сдав свой пост береговым стрелкам, возвратились на фрегат.
...В 8 часов от нас послан был на батарею № 3 артиллерийский прапорщик Можайский с кондуктором и командою фрегата «Аврора» и транспорта «Двина», в числе 50 человек для исправления батареи № 3, и сделать фашинный бруствер с амбразурами.»
ЖУРНАЛ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ
ведённый на фрегате «Аврора»
под командою капитан-лейтенанта Изыльметьева
с 14 июля по 28 августа 1854 года.
РГА ВМФ, ф. 283, оп. 2, д. 3003, лл. 52-56.


Вроде всё. Если что не ясно, спрашивайте.

Tags: История, Камчатка, Корабли, Крымская война
Subscribe

  • «Корабли оякорили бухты». Часть 31.

    Владивосток, август 1919 г. Исходники: Виктору (viter59) с А-базы, большое спасибо за склеивание панорамы и за придание ей…

  • Спрашивают - отвечаю

    «БОЙКИЙ» vs «ГРОЗНЫЙ» Какой из 2-х миноносцев был сдан французским властям в Сайгоне в 1918 г. до сих пор не утихают споры, мнения разделились…

  • Штормит

    "Владимир Комаров" "Фёдор Шаляпин" Кликабельно. А пока всё. Сижу сочиняю пост про форму ВМФ образца 1917 г. (которую придумало…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 13 comments

  • «Корабли оякорили бухты». Часть 31.

    Владивосток, август 1919 г. Исходники: Виктору (viter59) с А-базы, большое спасибо за склеивание панорамы и за придание ей…

  • Спрашивают - отвечаю

    «БОЙКИЙ» vs «ГРОЗНЫЙ» Какой из 2-х миноносцев был сдан французским властям в Сайгоне в 1918 г. до сих пор не утихают споры, мнения разделились…

  • Штормит

    "Владимир Комаров" "Фёдор Шаляпин" Кликабельно. А пока всё. Сижу сочиняю пост про форму ВМФ образца 1917 г. (которую придумало…