lot1959 (lot1959) wrote,
lot1959
lot1959

Categories:

Ответы на вопросы. Часть 1.

Несколькими днями ранее, в обсуждении сообщения «Тихоокеанское Эхо Петропавловской обороны - часть 1.» http://callmycow.livejournal.com/341724.html
возникли вопросы о распределении личного состава «обороняющихся» по батареям и о эффективности артиллерийского огня наших батарей.

Были такие вопросы:
"По нижним чинам на батареях ты оперируешь своими выводами;
напиши отдельно и по порядку, из чего эти выводы сделаны и что получилось.
Где были аврорцы, где новоиспеченные двинцы, где казаки."


Вообще то я цитировал документ из которого ясно где были «аврорцы».
Но если не совсем понятно, постараюсь ответить.
Решил сначала кратко, но не получается, чувствую, надо плясать от печки, т.е. с 1849 г.

2 октября 1849 года была образована Камчатская область с включением Гижигинского округа. Охотский порт был упразднён, а все портовые и флотские учреждения переведены в Петропавловск.
1850 год – издан приказ начальника Главного морского штаба о создании на Камчатке флотского экипажа. «По случаю упразднения Охотского порта и образования Камчатской области - Охотский флотский экипаж, Охотскую мастеровую роту и Петропавловскую флотскую роту соединить в один общий состав под названием 46 Флотского экипажа». В июне 1854 г. экипаж получил новый номер – 47.
2 августа 1851 года в должность Камчатского военного губернатора и начальника Петропавловского порта вступил капитан 1 ранга В.С. Завойко (с 22 июня 1853 г.- генерал-майор).
Ему предстояло обустроить Камчатскую область, принять и расселить переселенцев из Охотска и других мест, обеспечить базирование, оснащение и ремонт кораблей Камчатской (Сибирской) флотилии.
Он так же должен был выстроить оборонительные сооружения в Петропавловском порту на случай военных действий.
По началу (в 1851 г.), было решено устроить земляные батареи при входе в Петропавловскую губу и иметь такую же батарею у входа в Авачинскую губу с блокгаузами и сигнальными мачтами.
Тогда же было принято решение что «вооружение этих батарей, так и артиллерийская прислуга, и сами офицеры должны быть из морской артиллерии и числиться в 46-м флотском экипаже, в Камчатке находящемся под непосредственным начальством тамошнего военного губернатора, также к морскому ведомству принадлежащему.»
Для того что бы привлечь на службу в 46 Флотский экипаж офицеров, был издан указ, по которому, офицеры изъявившие желание служить на Дальнем Востоке повышаются в чинах на одну ступень, а прапорщики Корпуса штурманов переаттестовывались в мичмана. Срок службы был определён в три года.
Многие сделали неплохую карьеру, по истечении 3-х лет службы оставались на следующий срок и так по нескольку раз, каждые 3 года получая следующий чин.
Но открывшаяся в эти же годы Амурская экспедиция оттянула в свои штаты большинство балтийских моряков, приехавших на Дальний Восток и на судах Камчатской флотилии в основном служили офицеры из местных (дети чиновников и офицеров), выпускники Охотского штурманского, в последствии Петропавловского морского училища.
В большинстве своём они были неплохими мореходами, крепкими профессионалами, но общий образовательный и культурный уровни оставляли желать лучшего. Исследователь Камчатки К. Дитмар ходивший на тендере «Камчадал» в Гижигу так описывал корабль и его командира «Ему было предоставлено право носить русский военный флаг, и, пожалуй, лишь это одно напоминало в нем военное судно; дисциплина и опрятность, к сожалению оставляли желать много лучшего. Капитаном этого судна состоял А. М. Чудинов… Он происходил из низшего сословия, родился в Охотске и получил образование в местном штурманском училище… Под его командой состояли: один штурман — кадет Кокорин, два унтер-офицера и двенадцать матросов».
Далее он описывает грандиозную пьянку, вылившуюся в многодневный запой в котором участвовали командир корабля, его подчинённые, жители Гижиги, священнослужители.
Нижние чины 46 экипажа состояли из местных уроженцев, детей казаков, солдат и матросов, а так же из моряков транспортных судов «Иртыш», «Байкал», «Двина», корвета «Оливуца».
Эти корабли по прибытии на Дальний Восток были причислены к 46 Экипажу, их офицеры, в большинстве своём, сухопутным путём возвращались обратно в Кронштадт (меньшая часть офицеров продолжила служить на новом месте), а матросы оставались со своими кораблями. Так на Камчатку попал будущий герой Петропавловской обороны боцман Спылихин С.В., ранее проходивший службу в Гвардейском экипаже (!). Моряки обзаводились семьями, хозяйствами.
Для их детей, новым губернатором, в 1950 году в Петропавловске была учреждена школа кантонистов «по примеру таковой состоящей в Кронштадте при Учебном морском экипаже, с особым ассигнованием по пятнадцать копеек серебром в сутки на каждого мальчика на улучшение пищи».
По завершении обучения кантонисты строевого отделения, достигшие восемнадцатилетнего возраста, определялись рядовыми в 46 Флотский экипаж, или другие воинские команды. Кантонисты нестроевого отделения отправлялись на службу писарями, подшкиперами, баталерами и ремесленными мастерами с «награждением унтер-офицерским чином». Те же из них, кто не выдерживал испытаний, выпускались из школы рядовыми в нестроевые команды.
В 1852 г. в ней обучались пятьдесят четыре человека.
Корабли Камчатской (Сибирской) флотилии были задействованы в перевозке различных грузов и людей между портами тихоокеанского побережья, расположенными на азиатском и американском берегах. С ранней весны до поздней осени длилась навигация. И только в ноябре корабли возвращались в свой порт.

20 октября 1852 года из Кронштадта вышел транспорт «Двина», в числе прочих грузов предназначенных для Петропавловского порта, в его трюмах находилось 15 (пятнадцать) 36 фунтовых и 2 (две) бомбовые 2-х пудового калибра пушки.
Итого: 17 орудий.

21 августа 1853 года для крейсерства в Охотском море из Кронштадта вышел фрегат Аврора.

21 августа 1853 года для крейсерства в Охотском море вышел корвет «Наварин», Попав у берегов Дании в жесточайший шторм, получил повреждения и после докового ремонта в Портсмуте вернулся обратно.

22 августа 1853 года назначенный в Камчатскую флотилию транспорт «Неман» с грузом артиллерийских орудий и боеприпасов вышел из Кронштадского порта, но штурманская ошибка у берегов Швеции привела к гибели корабля на прибрежных скалах...

22 августа 1853 года вышла в Тихий океан яхта «Рогнеда», «для содействия там нашим крейсерам. 10 марта 1854 г. в Рио-де-Жанейро, в виду угрозы захвата яхты англичанами, была продана.

В это время в водах Тихого океана находилась «эскадра Путятина» (так корабли русской посольской миссии в Японии называли иностранцы):
фрегат «Паллада»,
корвет «Оливуца»,
транспорт «Князь Меньшиков»,
паровая шхуна «Восток».
Для замены фрегата «Паллада» к эскадре направлялся фрегат «Диана».
Корвет «Оливуца» был откомандирован из Камчатской (Сибирской) флотилии,
транспорт «Князь Меньшиков» принадлежал Российско-американской компании, а шхуна «Восток» приобретена в Англии специально для Сибирской флотилии.
«Палладу», получившую ряд повреждений во время штормов, предполагалось после тимберовки в Сан-Франциско, оставить в Сибирской флотилии.

27 августа 1853 года транспорт «Двина» прибыл в Петропавловский порт.
По истечении нескольких дней, командир и все офицеры транспорта (за исключением лейтенанта Гротте, оставшегося для сдачи корабля) убыли на тендере «Камчадал» в Аян, куда прибыли 27 сентября и уже сухопутным путём добирались в столицу.
Командиром транспорта был назначен капитан-лейтенант
(с 6 декабря 1853 г. - капитан 2 ранга) А.А. Васильев.
Подступала зима и о строительстве батарей для новых орудий в текущем году не могло быть и речи.
Понимая ответственность и трудности связанные со строительством батарей,
в письме Великому князю Константину Николаевичу от 29 ноября 1853 года
генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьёв пишет, что необходимо прислать «двух, или трёх инженерных офицеров из С.- Петербурга для укрепления берегов и портов при устьях Амура и в Камчатке.»

Наступал новый 1854 год.
По открытии навигации корабли Камчатской (Сибирской) флотилии ушли в море.

Список кораблей флотилии:
1. Корвет «Оливуца» (1841) ком. Назимов Н.Н., капитан-лейтенант.
2. Транспорт «Двина» (1852) ком. Васильев А.А., капитан 2 ранга.
3. Транспорт «Иртыш» (1843) ком. Чихачёв М.Н., лейтенант.
4. Транспорт «Байкал» (1848) ком. Семёнов, подпоручик Кор.фл. штурманов.
5. Транспорт «Анадырь» (1853) ком. Маневский А.С., лейтенант.
6. Бот «Кадьяк» (1843) ком. Шарыпов Н.И., подпоручик Кор.фл. штурманов.
7. Тендер (шлюп) «Камчадал» (1843) ком. Чудинов А.М. подпоручик Кор.фл. штурманов.
8. «Бот №1» (1852) ком. Новограбленный Х.И. унт.офицер.
В скобках указаны года постройки.
В порту для прибрежного плавания ещё имелся плашкоут «Авача», или «Бот № 2».

26 мая 1854 года корвет «Оливуца» вернулся в Петропавловский порт из заграничного плавания (состоял в «эскадре Путятина»).
Он привёз весть о начале войны России с западными державами и распоряжение генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н.Муравьева о срочной подготовке порта к обороне.

«С открытием весны сего года я приступил к укреплению Петропавловского порта доставленными на транспорте «Двина» пушками , из числа их 5 - две бомбовые 2- х пудового калибра и 3 36 - ти фунтового калибра поставлены на батареи Сигнального мыса , на котором находится крепостной флаг. 11 - 36 -ти фунтового калибра на Кошке.
На первой батарее для свободного действия орудиями увеличена площадь ,
через срытие части Сигнальной горы. На второй делается земляной вал для защиты людей; батареи сии с успехом могут действовать против неприятельских судов .
Для действия против десанта поставлены пушки в следующих местах :
1. на Изменном мысу 9 старых чугунных 6 -ти фунтовых пушек.
2. против перешейка малой губы 5 медных 6 -ти фунтовых и
3. 6 пушек 6 -ти фунтовых на Северной стороне Петропавловска против озера между горами Никольской и Мишенной . Кроме сего одно полевое орудие 3 -х ф. калибра , команда коего составлена из казаков , может быть перевозимо , куда понадобится.
Одно 36 -ти фунтового калибра орудие поставлено на Дальнем маяке для сигналов . Все вышеназванные места показаны на плане представляемом у сего.
В настоящее время команды 47 флотского экипажа налицо с мастеровыми , мастерами и престарелыми инвалидами 231 человек, сего количества оказалось недостаточно для расписания по всем пушкам , с резервом , почему при орудиях батареи против озера размещены писаря Морского ведомства , которые уже обучены действовать оными , равно как и ружьём.
Для отражения десанта в тех местах , на которые орудия не могут действовать и для прикрытия пушек, назначенных противу десанта, людей не достаточно, между тем мне известно , что чиновники Гражданского и Морского ведомств , в случае неприятельского нападения на порт не будут оставаться праздными зрителями боя и готовы с бодростью, не щадя жизни противостать неприятелю и наносить ему всевозможный вред, каковое похвальное настроение разделяют и остальные жители Петропавловского порта, способные действовать оружием. Обыватели окрестных селений в случае надобности также присоединятся к городским жителям, посему я и полагаю всех вышеозначенных лиц употребить в дело, оставив из волонтёров отряд над начальством одного из среды их, который будет получать приказания непосредственно от меня.»

Из рапорта ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЫСОЧЕСТВУ, управляющему морским Министерством Камчатского Военного Губернатора Генерал - майора Завойко от 18 июля 1854 года.

В более сжатом виде эта информация выглядит так:

На батарее № 1 — 2 х 2 пудового калибра бомбовых и 3 х 36 фунтовых пушки.

На батарее № 2 — 11 х 36 фунтовых пушек.

На батарее № 3 — 5 х 6 фунтовых пушек.

На батарее № 6 — 6 х 6 фунтовых пушек.

На Изменном мысу — 9 х 6 фунтовых пушек (ныне мыс Завойко).

На Дальнем маяке — 1 х 36 фунтовая пушка.

Итого: 37 орудий.
Нумерацию батареи получили немного позднее.

Пушки были поставлены в местах указанных Н.Н. Муравьёвым, где по его мнению следовало соорудить батареи.

Ничего что сейчас орудий мало, позже привезут необходимое количество, приедут артиллеристы, приедут инженеры, а сейчас необходимо в точности выполнить распоряжения и указания вышестоящего начальства.
Безусловно, не начнись война, то в ближайшие годы мы бы имели мощные хорошо обустроенные батареи с необходимым количеством орудий и боеприпасов с профессиональными расчётами под командованием грамотных офицеров.

В зависимости от калибра и типа орудия, количество прислуги к каждой пушке требовалось от 8 до 18 человек:
К 6-ти фунтовым орудиям — 8 человек.
К 36-ти фунтовым орудиям — 14 человек.
К бомбовым 2-х пудового калибра — 18 человек.
«К бомбомым пушкам в число прислуги, кроме канонира, определяется два бомбардира.»
Практическая морская артиллерия. Сочинение Корпуса Морской Артиллерии капитана Ильина. Санкт-Петербург. 1841 г.


Мастера, мастеровые и инвалиды 47 Флотского экипажа (231 человек)
составили расчёты всех батарей Петропавловского порта, а личный состав батареи № 6 был укомплектован писарями Морского ведомства.

Команда полевого возимого 3-х фунтового орудия состояла из казаков.

Из чиновников порта и обывателей, в случае нападения неприятеля, будет сформирован отряд волонтёров вооружённый стрелковым оружием.

Вот так были распределены все имеющиеся в распоряжении Губернатора людские ресурсы.

Но изначально все эти ресурсы были задействованы в постройке, обустройстве батарей и установке на них орудий.
В это время в Петропавловске находилось всего 3 офицера (остальные в море).
Это - лейтенант 47 Флотского экипажа помощник Капитана над Петропавловским портом Д.П. Максутов, возглавивший батарею № 2, поручик Корпуса корабельных инженеров Газехуз К.Я., принявший в командование батарею № 6 и подпоручик Ластовых экипажей М.Д. Губарев, исполнявший обязанности полицмейстера.
Его предполагалось использовать как командира отряда волонтёров.

Естественно, ни сам Завойко, ни его подчинённые не знали как должны выглядеть батареи, какого рода укрепления необходимо построить, сколько орудий и какого калибра лучше всего установить на тех, или иных батареях.
Эту задачу способны решить только инженерные офицеры,
получившие образование в специализированных военно-учебных заведениях.

С прибытием корвета «Оливуца» часть его команды была также задействована в сооружении укреплений, а сам корвет стал на брандвахту у входа в Авачинскую губу.

19 июня фрегат «Аврора» бросил якорь в Петропавловской бухте. Переход из Кальяо длился 66 дней и проходил в крайне-неблагоприятных погодных условиях. Почти вся дорогу фрегат сопровождали шторма и дожди. Во время перехода умерли 13 человек. Заболел и сам командир, 196 больных свезли в береговой госпиталь из них 19 человек умерло.
«Аврора» предназначалась для крейсерства в Охотском море и должна была прибыть в залив Де-Кастри. Зная, что в Петропавловском порту имеется морской госпиталь с квалифицированным мед. персоналом и где его людям могут оказать необходимую помощь, командир фрегата капитан-лейтенант И.Н. Изыльметьев направил корабль туда.
Артиллерийское вооружение фрегата:
24 длинных 24-фунт. пушек,
18 коротких 24-фунт. пушек,
2 однопудовых медных единорога,
Итого: 44 орудия.

19 июня транспорт «Двина» под командованием капитана 2 ранга А.А. Васильева из залива Де-Кастри вышел в Петропавловский порт.
На его борту находилось 400 нижних чинов направленных для усиления гарнизона Петропавловска (из сводного батальона сформированного из 4-х рот 13-го, 14-го и 15-го Сибирских линейных батальонов). Все они были призваны недавно и военному делу практически не обучены. Но, по утверждению А.П. Арбузова, все новобранцы — отличные сибирские стрелки.
На корабле находились вновь назначенные на службу в 47 Флотский экипаж: капитан 1 ранга А.П. Арбузов, капитан-лейтенант В.К. Кораллов, а также инженер-поручик К.И. Мровинский. Последний был командирован для строительство батарей Петропавловского порта.
Вместе с перечисленными офицерами убывал в Петропавловский порт и лейтенант 47 Флотского экипажа П.Ф. Гаврилов, ранее командовавший транспортом «Иртыш».
После известной голодной зимовки с 1853 на 1854 гг. он был отстранён от командования кораблём адмиралом Е.В. Путятиным и отправлен для излечения в Петропавловск.
«Во все время плавания люди обучались артиллерийскому делу и изготовлялись к встрече с неприятелем.»
А.П. Арбузов . ОБОРОНА ПЕТРОПАВЛОВСКОГО ПОРТА В 1854 ГОДУ ПРОТИВ АНГЛО-ФРАНЦУЗСКОЙ ЭСКАДРЫ.
(из записок очевидца и участника в этом деле.)



Тем временем, команда «Авроры» приводила корабль в порядок, проводила учения и готовилась к дальнейшему плаванию.
«Фрегат "Аврора " стоит в малой губе , против входа в оную и деятельно занимается приведением в окончание необходимых исправлений , но в то же время , находясь под защитою батарей , он в совершенной готовности действовать противу неприятельских судов левым бортом ; артиллерийские учения на батареях и на фрегате сопровождаются весьма меткими выстрелами.»
В.С. Завойко.

27 июня корвет «Оливуца» ушёл в Де-Кастри.

14 июля в Петропавловск пришёл американский торговый бриг «Нобль» («Noble»)
капитана Робертсона (Captain Robertson).
На нём была почта адресованная губернатору Камчатской области.

«14-го июля сего 1854 года главный командир Петропавловского порта генерал-майор Завойко приказом по Петропавловскому порту уведомил о получении им известия от Генерального консула Американских штатов на Сэндвичевых островах, что между Россиею, Англиею и Франциею объявлена война, что находящиеся в Тихом океане Российские порта объявлены в блокаде и отправлен из Англии винтовой фрегат для отыскания нашего фрегата.»
ЖУРНАЛ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ ведённый на фрегате «Аврора»
под командою капитан-лейтенанта Изыльметьева
с 14 июля по 28 августа 1854 года.
РГА ВМФ, ф. 283, оп. 2, д. 3003, лл. 52-56.


24 июля в Петропавловский порт прибыл транспорт «Двина».



До начала боевых действий оставалось меньше месяца.

Конец 1 части.









Tags: История, Камчатка, Корабли, Крымская война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments