lot1959 (lot1959) wrote,
lot1959
lot1959

Categories:

H.M.S. «SITY OF LONDON»



Мало кто знает, что помимо крейсера «Саффолк», во Владивосток зимой 1918 года приходил ещё один боевой корабль
ВМС Великобритании — вспомогательный крейсер «Сити оф Лондон» (бывший пассажирский пароход, мобилизованный в ВМС в 1916 г.).
http://www.dreadnoughtproject.org/tfs/index.php/H.M.S._City_of_London_(1907)

Правда пробыл он совсем мало, пришёл 13-го февраля, а ушёл 14-го.
Однако, причина появления этого корабля на рейде Владивостока весьма интересна.

До Первой мировой войны, корабельную практику учащиеся ВМУЗов России проходили на кораблях Отряда учебных кораблей Балтийского флота. Но боевые действия на Балтике исключали любую возможность проведения учебных занятий в море.
Поэтому, весной 1915 г. командование флота приняло решение о переносе практики на корабли Сибирской флотилии.
Специально, для учебных целей был выделен вспомогательный крейсер 2 ранга «Орёл», бывший пароход Добровольного Флота
мобилизованный 20 августа 1914г. согласно закону Российской империи «О военно-судовой повинности».
Осенью 1915 г. «Орёл» был переведён в 1 ранг.

Вспомогательный крейсер 1 ранга «ОРЁЛ», Владивосток.



Для учебных целей привлекались и другие корабли флотилии.
Всего за 1915-1917 гг. корабельную практику прошли 1200 гардемаринов из:
Морского кадетского корпуса ( с 1915 г. Морское Училище),
Отдельных гардемаринских классов,
Морского инженерного училища,
Курсов гардемарин флота,
Школы прапорщиков по адмиралтейству
( с мая 1917 г. Школа мичманов военного времени берегового состава).

Но Февральская революция внесла свои коррективы в учебный процесс.
Летом 1917 г. МУ по личному приказанию Керенского А.Ф. было расформировано, как «осиное гнездо контрреволюции».
Приём в него был прекращён, старшая рота выпускалась на флот, а гардемарины 3-ей роты переводились в ОГК, где они были объединены с вновь поступившими гардемаринами в младшей 3-ей роте ОГК.
Тем самым предполагалось, что такое объединение вчерашних кадетов с выпускниками средних гражданских учебных заведений поспособствует проникновению демократических идей в среду будущих морских офицеров. И если гардемарины из числа кадетов МУ все были потомственными дворянами, « и как один настроены ультра-монархически и «республик» не уважали», из воспоминаний Рахманинова, то поступившая в ОГК гражданская молодёжь была представлена, в большинстве своём, разночинцами. Но в тоже время, в ОГК было принято большое количество выпускников сухопутных кадетских корпусов, где «идеологическая закваска» ничем не отличалась от «идеологической закваски» МУ.
В роте было создано много монархических «пятерок», которые иногда устраивали собрания и стремились вести активную «контр-революционную работу».
Новый орган управления флотом — Центрофлот прислал на учёбу в ОГК своих представителей: Гуркало П.Ф., Дажина Ф.П. и Кожанова И.К.
Перед ними стояла задача создать социал-демократическую ячейку.
Объединённая рота 3-я рота ОГК насчитывала 205 человек, из них 105 — из числа кадетов МУ.
Командиром роты был назначен лейтенант Смирнов Г.Я.
В духе времени выбрали ротный комитет во главе с мичманом Скупенским В.С.
Возникшие трения между «старыми» и «молодыми» гардемаринами со временем сгладились и процесс объединения всех в одну роту прошёл без особых эксцессов.
Несмотря на сложность революционной обстановки, морскую практику решили не отменять, а провести, как в прежние года, на кораблях Сибирской флотилии.
Заведующим обучением гардемаринов в практическом плавании был назначен прославленный подводник,
кавалер ордена Св. Георгия 4-ой степени, капитан 2 ранга Китицын М.А.
(вскоре ему был пожалован чин капитана 1 ранга).

Капитан 2 ранга Китицын М.А.


Перед отъездом на Дальний Восток начальство потребовало от «стариков» снять с фуражек ленточки с надписью «Морское училище» и надеть ленточки «Гардемаринские классы». Вместо этого на фуражках появились ленточки с названиями тех кораблей, на которых гардемарины летом 1917 г. проходили стажировку.

Однако, судя по фотографиям, ленты МУ продолжали носить.



Ещё одно революционное преобразование изменило облик гардемаринов.
На заседании ротного комитета была принята резолюция по которой
гардемаринам разрешалось носить причёску с пробором.
Если их предшественников, перед отправкой на Дальний Восток, брили наголо,
то гардемарины 3-ей роты ОГК вполне официально делали самые модные причёски.

Гардемарины Курсов гардемаринов флота
по дороге во Владивосток
(практика с 12.06.1917 по 01.09.1917 гг.).




Гардемарины 3-ей роты ОГК,
Гонконг, январь - февраль 1918 г.


Верхний ряд:
В центре Гиацинтов Н.П. ст. кадет 4-й роты МУ (МКК).
Нижний ряд:
Гардемарины 3-ей роты ОГК. слева направо:
Дунаев Н.А., Веденяпинский В.С., Одишария П.К., Соколовский С.И.


3 октября 1917 г. 3 рота ОГК с Николаевского вокзала Петрограда была отправлена во Владивосток.
По прибытии 21 октября, 260 человек: офицеров, гардемарин, матросов и вольнонаемных служащих ОГК разместили
на вспомогательном крейсере 1 ранга «Орел».
11 гардемарин прибыло из Петрограда самостоятельно, они также были назначены в плавание.
Личный состав роты был расписан на 2 вахты и 8 смен.
Сразу же начались занятия, несение вахт, караулов.
Корабельные работы выполнялись командой крейсера. Инцидентов между командой и гардемаринами не было,
т.к. команда хотела пойти в загранплавание.
6 ноября гардемаринами был отмечен День Морского корпуса. В честь праздника состоялся бал в женской гимназии.

Хотя ветер революционных перемен долетел и до Владивостока, но там обошлось без крайностей.
Да, были митинги, демонстрации, собрания, рвали глотки ораторы, носили флаги и транспаранты, выбирали Советы, но насилия не было.
На кораблях избрали комитеты, неугодных командам, офицеров уволили, командующего Сибирской флотилией вице-адмирала Шульца М.Ф. сместили, а на его место был избран старший лейтенант Гнида В.Д.
И служба пошла по прежнему...

Владивосток революционный:






12 ноября крейсер «Орел» (командир - старший лейтенант Афанасьев М.М.) с гардемаринами ОГК на борту в сопровождении эсминцев «Бойкий» (командир — лейтенант Недлер Г.Г.) и «Грозный» (командир — лейтенант Якушев Б.В.) вышел в море, держа курс на Японию.

Эскадренный миноносец «БОЙКИЙ».


Эскадренный миноносец «ГРОЗНЫЙ».



16 ноября 1917 года учебный отряд пришёл в Нагасаки.

«ОРЁЛ» на рейде Нагасаки, ноябрь-декабрь 1917 г.


Во время стоянки было получено известие о произошедшем в Петрограде перевороте и «наши матросы заметно обнаглели».
По требованию команды во Владивосток была направлена делегация для прояснения ситуации.
Собрания матросов становились с каждым днем все более бурными.
Начались волнения и недоразумения между нижними чинами с одной стороны, гардемаринами, офицерами с другой.
Пятеро гардемаринов на берегу в ресторане запели «Боже, царя храни», это услышали проходившие мимо матросы и потребовали их ареста и отправки во Владивосток для придания военному трибуналу.
Капитан 1 ранга Китицын М.А., дабы предотвратить дальнейшую радикализацию обстановки готовую перерасти в вооружённое выступление команды, отдал распоряжение о выходе учебного отряда в море.
7 декабря корабли вышли из Нагасаки и направились в Гонконг.
11 декабря Гонконг «тепло» встретил русские корабли. Навстречу вышел крейсер «Саффолк», который по боевой тревоге направил орудия на отряд, то же самое сделали и береговые батареи.
После нескольких часов переговоров, корабли были впущены на внутренний рейд и поставлены на бочки на большом расстоянии друг от друга.

«ОРЁЛ» на бочке.
На переднем плане
гардемарин Веденяпинский В.С.
Вдали британский вспомогательный крейсер
«СИТИ ОФ ЛОНДОН» (H.M.S. «SITY OF LONDON»).




«Тёплый приём», оказанный англичанами, ещё больше революционизировал команду.
В Гонконге команды кораблей теперь уже точно узнали о том, что произошло в России, среди матросов начались брожения готовые перерасти в бунт.

Судовой комитет «Орла».
В центре (по форме №3) без головных уборов,
слева направо гардемарины:
Гуркало П.Ф., Дажин Ф.П. и Кожанов И.К., январь 1918 г.



По воспоминаниям Юнакова М.А.: «Друзья наши из команды всё время доносили, что в команде большое недовольство офицерами и некоторыми гардемаринами, и, вполне возможно что дойдёт до самосуда, если корабли выйдут в море. Мы - гардемарины не были готовы к такой борьбе и каждому из нас казалось чудовищной мысль, что кто-то из нас должен быть брошен за борт русскими матросами.»

Капитан 1 ранга Китицын М.А. решил упредить события,
совместно с командиром «Орла» старшим лейтенантом Афанасьевым М.М. и генеральным консулом в Гонконге,
обратился к британским властям за помощью.
25 января 1917 г. рядом с «Орлом» стал на якорь британский вспомогательный крейсер «Сити оф Лондон»,
а эсминцам было приказано подойти к борту «Орла».

ЭМ«ГРОЗНЫЙ» у борта ВсКР «ОРЁЛ».


На следующий день к отряду русских кораблей подошел катер,
который нес флаг русского консула.



Прибывшего на борт представителя МИДа России встречал караул из гардемаринов. Консул зачитал приказ о восстановлении старой власти, команда бросилась к оружию, но везде стояли вооруженные гардемарины. Китицын сумел избежать кровопролития, предложив тем, кто хочет вернуться в Россию, перейти на английский вспомогательный крейсер. Команда вся, за исключением каптенармуса, покинула корабль. Списались также несколько гардемаринов и 4 офицера. Списалась и вся социал-демократическая ячейка.

«СИТИ ОФ ЛОНДОН» (H.M.S. «SITY OF LONDON»)
отваливает с командой «Орла».



После убытия списавшихся,
в кубриках команды были найдены
следующие предметы:



«Сити оф Лондон» ушёл во Владивосток, куда прибыл 13 февраля 1918 г.
Команда Орла сошла на берег «углублять революцию» дальше» .

Большинство фотографий из собрания А.В. Плотто.
Все подписи под фото точно соответствуют времени и месту.


Кликабельно.
Tags: Гражданская война в России, Корабли, Морского училища выпуск 1920г.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments