lot1959 (lot1959) wrote,
lot1959
lot1959

Categories:

Владей Востоком, Государь.

Часть 9.

Во время подготовки Второй Камчатской экспедиции (Великой Северной) в 1732 г. президентом Адмиралтейств-коллегии адмиралом Н. Ф. Головиным и членом коллегии адмиралом Т. Сандерсом были высказаны предложения о нецелесообразности снабжения экспедиции сухопутным путём.
В oтчёте о Камчатской экспедиции, составленной Адмиралтейств-коллегией, говорится, что члены коллегии: адмиралы Гордон, Сенявин, Сандерс, Дмитриев-Мамонов, Гослер, Бредаль, Кошелев, Мишуков и Вильбао «представляли, что можно отправить на Камчатку из Санкт-Пeтeрбуpra корабли, которые де могут там, о чем намерение есть, исправить и к тому морские офицеры практику иметь, причем требовали, чтоб дать им в Коллегию известие о том, что надлежит к той экспедиции касающееся, а они могут изыскивать в том полезных способов».
Экспедиция Беринга. Сборник документов. Подготовил к печати А. Покровский. М., Главное архивное управление, 1941.

Предложения об организации кругосветного плавания авторы проектов обосновали большой экономией времени. Пo их расчетам для плавания к берегам Северной Америки потребуется 10-12 месяцев и не более года для исследования в Восточном океане, в то время как для того, чтобы добраться до Камчатки по сухому пути, понадобится не менее двух лет, да на постройку судов в Камчатке придется затратить также два года и столько же на обратное возвращение.
Проект был более экономически выгоден, так как сокращались расходы на экспедицию и позволял использовать для исследовательских работ, впредь до постройки судов на месте, корабли, на которых будет доставлена экспедиция.
Одновременно проект предусматривал и доставку пушнины морем, добытую в Сибири и на Камчатке в европейскую часть России, что бы уже оттуда более лёгким путём, а значит и менее затратным, переправлять её в Кяхту.
Головин считал, что посылка фрегатов не потребует дополнительных расходов, потому что команды кораблей, которые «в гаваняx здесь гниют и ни к какой государственной пользе не употребляются, а офицеры и рядовые жалование, мундир и провиант исправно получают, а искусства и знания практики морской весьма лишаются».

Под спойлером представление президента Адмиралтейств-коллегии адмирала Н. Ф. Головина императрице Анне Иоановне.
[Spoiler (click to open)]
Ее императорскому величеству самодержице всероссийской
всеподданнейшее представление


Коликое матернее старание в. и. в-ва о умножении и распространении государственной пользы империю Росийскому, також всемилостивейше глубочайшее желание в. и. в-ва всякого благополучия и удовольства всему росийскому народу и какое воздаяние за их услуги каждому верным подданым в. и. в-ва, и то уже весьма всему свету известно есть, того ради к славе и похвале довольных слов и околичности найтить здесь к тому не могу болея, но оставляю то в разсуждение в приписании должнодостойной славы и похвалы в. и. в-ва, высочайшей персоне протчим державам. А панеже паче всех верных поданных в. и. в-ва явилась особливо высокая милость ко мне, которая мне подала бодрость, и показала путь искать всеми мерами каким бы образом возможно за такую высокую в. и. в-ва милость ко мне мои должные услуги в. и. в-ву и отечеству моему представить, дабы чрез оное нижеозначенное мое предложение в. и. в-ву, некоторые мои малейшие труды и ревность показать какой бы способ, чтобы карабельный флот в. и. в-ва к вечной славе в других морях произвесть и показать и в том морских афицеров достаточными морской практике умножить, дабы и впредь вечно росийской флот мог быть в состоянии по препорции патентатов в соседстве в. и. в-ва живущих на Балтийском море, действителен быть, а мне не туне ту высокую в. и. в-ва милость носить и без должной заслуги моей оставить.
1
В. и. в. своим непрестанным старанием и неусыпными трудами уже сухопутную армею в такое доброе и порядочное состояние учредить соизволила, как уже действительно та приведена в такое и доброе состояние, так что ныне о том добром состоянии оной и недоброжелатели росийскому интересу сами инако сказать не могут.
2
И хотя, в. и. в. тем же обыкновенным матерним радением повелела учредить нарочную комисию морскую, дабы разсмотрены были флот и Адмиралтейства и что в том надлежит поправить и упущенное в том от государственных злодеев паки воставить и привесть в наилутчее состояние, которое уже действительно многое упущенное та комисия и сыскала, а иное сколько возможно поправила и еще поныне ежедневно трудится и поправляет, которые в той комисии происхождении в кратком времяни в. и. в-ву преднесены будут. А между тем, я имею в. и. в-ву всеподданейше предложить доброй способ, которым возможно бы было учредить всегодную морскую практику для обучения молодых афицеров и матрозов во флоте росийском, дабы возможно в. и. в-ву увериться на тех во время войны и к случаю нападения oт неприятелю на карабли в. и. в-ва, чтобы не токмо было мочно самим себя оборонять, но и земли владения в. и. в-ва защищать и охранять, а не в таком состоянии быть, как оные ныне я нахожу к вящей моей печали и сожалению.
3
В. и. в. соизволило ныне повелеть отправить на Камчатку в Сибирь сухим путем господина капитана командора Беринга и при нем несколько морских афицеров, мастеровых людей, матрозов и надлежащие материалы на строение нескольких морских судов для изыскания там новых земель и посажу к Америке и к Японским островам, також для описания Сибирского берега oт реки Обьи даже до Охотца и далее. И для той посылки повелено в Адмиралтейской калегии сочинить мнение, что надлежит до морского правления, и тем афицером и надлежащие в том мореплавании инструкции и по оному в. и. в-ва указу ис колегии Адмиралтейской то мнение и инструкции каждому особливо сочинены и в Сенат уже поданы, в надеянии, что то отправление из Сенату не замедлится.
Но понеже оной путь через Сибирь и там пустые места весть столько людей, правианту и материалов весьма труден и казне в. и. в-вa убыточен будет, ибо некогда надлежит ехать водою, а некогда сухим путем, некогда же на лошадях, а в иных местах люди имеют все материалы, правиант и багаж и протчее нести на себе, а в иных местах летом пройтить ни проехать невозможно, а надобно дожидаться зимнего пути, индеже зимним путем ехать ни иттить невозможно, а надобно дожидаться летнего времени. И за такими трудностями, пока оной может дойтить до Камчатки со всеми при нем людьми и материалы, и того времени пройдет не меньше двух лет, а когда и туда приедет, то надлежит ему готовить лес, и суды делать начинать, и пока те суды готовы будут, то надобно времени не меньше положить, как два года.
А когда он будет с судами ево готов, то надлежит ему ходить для изыскания земель и островов, по малой мере целое лето. И когда что изыщет и отправит с подлинною ведомостью к в. и. в-ву в Caнкт-Питербурх, которой куриэр по малой мере имеет быть в пути от Камчатки даже до Санкт-Питербурха восемь месяцов, итого пройдет без четырех месяцев шесть лет. И поистине сказать, что то описание оных берегов и изыскание вновь земель и островов весьма есть нужно и зело полезно для страны в. и. в-ва и ради распространения областей и державы и впредь для знания морскаго ходу в тех местах, и для иных государственных нужнейших резонов. И понеже для вышеозначенных важностей ныне господину капитану командору Берингу ехать сухим путем через Сибирь на Камчатку надлежит, однако я ныне за потребно нахожу другой способ в. и. в-ву представить всеподданнейше имею, чтобы в будущую весну отправить отсюда в Камчатку, чрез море два фрегата военные росийские с ластовым судном, на которых положить всякого провианту в запас на год или больше, по разсуждению, которые имеют иттить отсюда чрез большое море окиян кругом капа Горна и в Зюйдное море и между Японских oстровов даже до Камчатки. И оной путь оные фрегаты могут учинить во время одиннатцати месяцов или и меньше, понеже голанские корабли всякой год до Японских островов ходят и назад в осмнадцать и в шестнатцать месяцов возвращаются, и оной путь всякому доброму навигатору или морскому офицеру весьма известен. А кроме воровских капоров никого бояться в том вояже и на тех морях не надобно, ибо те в. в-ва фрегаты снабдены быть надлежат каждой по малой мере, по сороку пушек и двойной комплект обер и ундер-афицерами, тако ж и довольное число амуниции всякого сорту. И тако те фрегаты всегда будут в добром состоянии себя оборонять и надлежащей отпоры дать.
А сверх положенного их провианту на тех фрегатах возможно погрузить морского еще провианту кроме их комплекту на триста человек на два года, а другие там народы японцы и китайцы таких караблей с пушками не имеют. А когда те фрегаты в Камчатку прибудут, тогда оные могут снабдить командора Берингa и его команду материалами и довольною амунициею, и протчими нужнейшими припасы, и по прибытии тех оные способнее без всякого опасения везде ходить и выискивать всякие земли и острова будут.
Когда же те суды возвратятся благополучно, то надлежит тогда по всяком годе отсюда оных в Камчатку посылать по два фрегата, а прибывшим остаться здесь и для изыскания вновь земель, островов и проходов, морских гаваней, заливов и протчего, а более для морской практики, и что повелено будет, и от сего может произойтить следующая государственная польза.
1
Сим способом сыщетца случай быть непрестанной и преизрядной школе и подастся путь ко обучению молодых афицеров и матросов, которые и оные моря знать будут как и состояние тех чрез разные приключающиеся во время ходу туда и возвращения назад, тако ж склонение и премену компаса, разные течении моря, перемены ветров и все то, что потребнo знать доброму морскому афицеру. И такое в один такой путь могут те афицеры и матросы обучиться более, нежели при здешнем море в десять лет.
2
В изыскании же Америки может быть нам следующая великая государственная польза, ибо имеются там мины пребогатые как серебряные, так и золотые, о которых еще не ведомо (а как известно есть) какую пользу получает королевство Гишпанское, Аглинское и Португальское, и какая важность тем королевствам от оной коммерции и мореплавания в те краи имеется и поныне. И по оному явному и достоверному свидетельству о вышеобъявленных авантажах той коммерции мочно быть, что и равной тому обыск учинен будет со стороны российской чрез вышеобъявленные фрегаты и от того к вящей пользе и далее изысканию случай покажется. А наипаче с разными народами может действительная каммерция основаться, как с японцами в конференции вступит и надлежащей о той каммерции трактат учинить будет возможно, тако ж и изыскать блиско тех некоторые гавани и морские порты, где бы возможно некоторую фортецию учинить и поселить несколько из российского народа и войско посадить, и многие иные анантажи к высоким интересам в. и. в-ва быть от той посылки могут, о которых здесь некоторые примеры следуют ниже сего.
3
Наиважнейшая же польза в. и. в-ву ис ходу тех двух фрегатов будет, что подданные в. и. в-ва будут непрестанно обучаться морской практике, и от того всегда в. в-ва флот будет снабден добрыми и искусными людьми, с которыми и адмиралу или какому командиру в случаи войны выйтить против неприятеля будет не сумнительно и не так как ныне eсть.
4
Ежели же некоторые из матроз или карабельных служителей по новости пути и места могут в том вояже заболеть и от таких болезней несколько помрет, тогда лехко возможно на Камчатке или в Сибире из тамашних народов несколько человек из молодых в матрозы на те два фрегата, вместо умерших определить, которые могут в шесть месяцов матроского дела обучиться. Наипаче же, по возвращении тех фрегатов сюды, оной народ мочно в веру християнскую привесть.
5
Отправление тех двух фрегатов в. и. в-ву в великой кошт стать не может, ибо и ныне карабли в. в-ва при всех портех содержатся непрестанно в починке, а афицеры и матрозы содержатся на жалованье и получают мундир и правиант, а припасы все на те фрегаты имеютца в готовности, токмо разнь будет, и то зело малая, прибавкою к сухопутному правианту морской правиант, и той передачи будет около cтa пятидесят копеек на каждого человека на месяц.
6
И понеже ныне мудрым правлением и державою, в. и. в-ва со всеми областьми отдаленными и живущими в соседстве с в. и. в-вом, мир и тишина, бездейства карабли военные в гавенах здесь гниют и ни х какой государственной пользе не употребляются, а афицеры и рядовые жалованье, мундир и правиант исправно получают, а искусства, и знания практики морской весьма лишаются забвением той, многие же ис тех помирают, а на их места хотя и производятся, однако практики морской мало знающие и при делах в море нигде не бывали. А между тем времянем, области в соседстве живущия, а имянно королевства Дацкое и Швецкое коммерцию их непрестанно морем распространяют и молодых афицеров и людей в Ост-Индию и в другие дальные места для обучения всякой год посылают и чрез такой способ они всегда имеют и впредь иметь будут добрых и искусных афицеров и матрозов, напротив того подданные в. и. в-ва, за неимением экзерциции и дела в морском действе, прямое время ко учению молодых лета упущают и тем что мало знают и то все теряют и потому впредь никоим образом плода от них в такой науке ожидать невозможно.
7
Те фрегаты надлежит послать и отправить отсюда в удобное время, а имянно в ыюле месяце, дабы оным возможно было иттить чрез линею Еквинокюциалис, сие время назначивается (для некоторых морских резонов), которые могут показаны быть когда за потребно изобретено, то отправление фрегатов будет.
8
И ежели вскоре сей предложенной способ не примется и в действо произведен не будет, то благополучное время замедлением токмо одного года, немало афицеров утрачено будет. А может и то статься, что впредь такого благополучного времяни, как ныне настоит, и не найдется, ибо может учиниться с какою областью война или в способ некоторым державам обретающимся в алианции с в. и. в-вом ешкадру караблей отправить надлежит и тогда будет более трудности к сему полезному делу.
9
Сие всеподданнейшее предложение предается в высокое и всемилостивейшее разсуждение в. и. в-ву, и ежели оное опробовано будет, то куды надлежит путь иметь, и в которые места тем фрегатом заходить, и для дров, воды свежей и протчих случающихся нужд, також де какие инструкции афицером, которые на тех фрегатах пошлются, надлежит дать, и то показано и сочинено будет когда в. и. в. востребовать соизволит.
10
Ежели же в. и. в. соизволит за благо разсудить для показания того пути оным фрегатом и для распространения славы имени в. и. в-ва, тако ж и для вышеобъявленной всего государства Российского пользы, то всеподданейше меня представляю во оной путь следовать и быть в том предводителем, ежели другого к тому волею способного афицера в службе в. и. в-ва не сыщется. Токмо подлежит со мною послать в помощь мне некоторых афицеров и морских служителей, каких я за потребно разсужу, некоторых ис флоту в. и. в-ва, а протчих знающих и бывалых в тех местах, из Англии, Голандии и других мест, к будущему году выписать в службу в. и. в-ва, ибо хотя и бес тех по морскому искуству я путь сыскать всесовершенно знаю, однако, не бывши в таких вояжах, не без затруднения и опасности быть может.
Сие всеподданнейшее мое мнение предлагаю в несумнительном уповании, что оное есть весьма нужное и важное, вначале в поправлению флота в. и. в-ва а потом и научению и умножению в том морских и добрых афицеров и матрозов. Надеюсь и по ревности моей к службе в. и. в-ва быть сему моему вышеобъявленному нижайшему предложению впредь к вящей пользе и плоду государственному вечно.

О сем доносит в. и. в-ва всеподданнейший раб ГОЛОВИН.
Ст. Петербоурх
Октября в 1 день 1732 году.

О первых проектах кругосветных плаваний. Труды института истории естествознания и техники, Том 37. 1961.


Однако, в силу ряда причин (каких не знаю) этот проект реализован не был.
Повторно к идее отправки кораблей к восточным берегам Сибири вернулись в годы царствования императрицы Екатерины II.

Как я писал в предыдущих главах, государство Российское весьма робко и осторожно проводило политику колонизации Алеутских островов и Аляски.
Если и посылались экспедиции для описания и открытия новых земель то они были «секретными», а материалы экспедиций хранились в глубочайшей тайне.
В эти же годы к северным островам Тихого океана устремлялись экспедиции Франции и Великобритании (об этом будет ниже).
Соответственно, эти государства могли претендовать на уже открытые (но неизвестные мировой общественности) русскими мореходами земли.
В правящих кругах России появилось беспокойство по поводу возможных притязаний иностранцев на эти территории.

«В записке статс-секретаря П.А. Соймонова к президенту Коммерц-коллегии графу А.Р. Воронцову (1786) ставится вопрос о связи географических открытий и экономического прогресса России, о необходимости в условиях растущей активности англичан содействия русскому пушному промыслу на Тихом океане, заведения постоянных торгово-промысловых факторий («кантор по примеру канадских») и других мер. В связи с этой запиской А.Р. Воронцов и руководитель внешней политики России граф А.А. Безбородко поставили вопрос об официальном объявлении прав России на побережье Америки севернее 55° С.Ш. с прилегающими островами, Алеутскую и Курильскую гряды (и, таким образом, снятии завесы секретности с русских географических открытий). Для обеспечения этих прав было предложено завести на Тихом океане постоянную военную эскадру, суда предлагалось послать с Балтики, во время экспедиции производить и научные наблюдения.
На основе этих документов 22 декабря 1786 г. появляются два указа Екатерины II «по случаю покушения со стороны аглинских торговых промышленников на производство торгов и промыслов звериных на Восточном море» — Коллегии иностранных дел и Адмиралтейств-коллегий.
Первым из них повелевалось принимать меры «к сохранению права нашего» на открытые русскими земли, а вторым — отправить с Балтийского моря четыре военных корабля через мыс Доброй Надежды и Зондский пролив на Камчатку.
Командиром этой эскадры (число кораблей было доведено до 5) был назначен капитан I ранга Г.И. Муловский, в наставлении которому (начало 1787 г.) Адмиралтейств-коллегия ставила задачу защиты интересов России в морях между Камчаткой и Америкой.

Экспедиция снабжалась чугунными гербами и специально изготовленными медалями; ее должны были сопровождать ученые. Офицерам предлагалось вести журналы с этнографическими заметками, собирать коллекции и составлять словари. Предписывалось описать все Курильские острова, присоединив их к России, обойти и описать о. Сахалин, совершить плавание до Нутки и, осмотрев это место, весь берег от «Нутки до начального пункта открытия Чирикова» присоединить к России, если он еще не занят другой державой; затем идти вдоль побережья Аляски, которое «формально взять во владение», иностранные гербы и знаки уничтожить, везде установить знаки принадлежности к России.
С экспедицией Муловского был, по-видимому, связан еще один англичанин и спутник Кука — Джеймс Тревенен. Весной 1787 г. Екатерина II получила его проект развития пушной торговли на Тихом океане, включавший посылку трех кораблей из Кронштадта через мыс Горн: два остаются у берегов Камчатки, третий собирает добытые меха для доставки в Китай/Японию; еще один-два корабля обеспечивают ежегодную связь с Балтикой, что должно было стать хорошей школой для русских моряков и обеспечить снабжение промыслов. Проект был воспринят императрицей с восторгом, а Тревенен зачислен в русский флот в чине капитана II ранга...
Экспедиция Муловского была отменена Екатериной II 28 октября 1787 г. в связи с русско-турецкой войной. В 1788 г. началась русско-шведская война, в морских сражениях которой в 1789 г. погибли и Г.И. Муловский, и Дж. Тревенен.»

История Русской Америки (1732-1867) — М.: Международные отношения, 1997.

В сентябре 1791 г. Екатерина II подписала указ об организации экспедиции из Охотска в Японию. Начальником ее и первым официальным послом в Японию был назначен поручик Адам Лаксман, находившийся на службе в Гижиге. Командиром бригантины «Екатерина», предназначенной к плаванию, был поставлен известный мореход Василий Ловцов.
Бригантина «ЕКАТЕРИНА». Японский рисунок:


13 сентября 1792 г. экспедиция отправилась из Охотска.
Прибыв в гавань Немуро, на северной оконечности острова Хоккайдо, экспедиция на следующий год перешла в гавань Хакодате. Лаксману удалось добиться некоторых результатов. Японское правительство разрешило на следующий год прибыть одному русскому судну в порт Нагасаки для установления торгового соглашения между Японией и Россией. В документе, выданном японским правительством, говорилось:
«В переговоры о торговле японцы вступать нигде не могут, кроме одного назначенного для сего порта Нагасаки, и потому теперь дают только Лаксману письменный вид, с которым один русский корабль может притти в помянутый порт, где будут находиться японские чиновники, долженствующие с русскими договариваться о сем предмете».
Адам Лаксман. Японский рисунок:


Посольство Адама Лаксмана. Японский рисунок:



8 сентября 1793 г. «Екатерина» возвратилась в Охотск.
До сих пор непонятно, почему русское правительство «забыло» этот договор и торговые отношения с Японией были вновь налажены только во второй половине XIX века.


Продолжение следует.

Все изображения по клику можно увеличить.

В главу 8 добавлен рисунок.
Tags: Владей Востоком
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments