lot1959 (lot1959) wrote,
lot1959
lot1959

Categories:

Владей Востоком, Государь.

Часть 7.

«Уповая на Господа, перебежали за способным ветром»


Ещё до Первой Камчатской экспедиции, в 1713г. последовал указ Петра I об отыскании морского пути на Камчатку.
Начальником морской экспедиции назначили якутского казака Козьму Соколова.
Предписывалось «у Ламского моря... построить теми присланными плотники морские суда... с теми мореходцы и с плотники и с служилыми людми итти через Ламское море на Камчатский Нос без всякого одержания». Указ не давал возможностей для каких-либо отклонений от заданного курса «...а буде вы в том пути учнете нерадение и мешкоту чинить для каких своих прихотей, или, не хотя великому государю служить, в тот путь вскоре не пойдете, или не быв на Камчатке и не взяв на Камчатке от государевых людей ведения, возвратитесь, и за то вам, по указу великого государя, быть в смертной казни без всякого милосердия и пощады».
В Охотск были отправлены нужные материалы для строительства судна: три железных якоря, 600 аршин парусного холста, различные тросы, боевые запасы (порох и свинец), плотницкие инструменты и материалы. Для постройки судна и для мореплавания посланы мореходы Кондратий Мошков, Никифор Треска Иван Бутин, Яков Невейцын, плотники-кораблестроители Кирилл Плоских, Варфоломей Федоров, Иван Каргопол и голландский матрос Андрей Буш.
В 1714г. заложили, а в 1715г. спустил на воду судно, наречённое «Востом».
Судно было построено по типу северных мореходных лодий.
«Восток» - первое морское судно, созданное русскими мастерами на берегах Тихого океана.
В июне 1716г. лодья «Восток» отправилась в первое своё плавание к берегам Камчатки. Мореходом экспедиции (штурманом) был назначен Никифор Моисеев Треска. В состав команды входили мореходы Яков Власов Невейцын и Андрей Буш, плотник Варфоломей Федоров и 21 человек служилых во главе с Михаилом Кривоносовым.
Несмотря на имеющийся компас, шли вдоль берега. Достигнув на Камчатке обитаемых мест остались на зимовку. На следующий год пошли обратно. Выйдя в море в мае 1717г., вернулись в Охотск в 8 июля 1717г.
Морской путь на Камчатку был открыт.
«Открытие пути через Пенжинское море имело важное следствие для Камчатки. Суда с казаками приходили ежегодно: экспедиции следовали одна за другою.»
А.С. Пушкин. Материалы для заметок о книге С. П. Крашенинникова «Описание земли Камчатки»
Еще большее значение эта экспедиция имела для Охотска. Охотск стал центром судостроения на Дальнем Востоке. Сюда стекались и отсюда уходили в море многие экспедиции. Камчатский ясак стал доставляться в Охотск только морским путём.
В 1720-1721гг. геодезисты Иван Евреинов и Федор Лужин на ладье «Восток», которой управлял кормщик Кондратий Мошков, составили первую карту района Камчатки и Курильских островов. В 1723г. Была построена ещё одна лодья.
Если эти две лодьи были построены по образу и подобию поморских судов, то все последующие суда строились исключительно по западно-европейским чертежам.
В 1727г. спущен на воду шитик «Фортуна», в 1729 году — боты «Лев» и «Восточный Гавриил». Начало флоту было положено.
При основании Охотского порта в апреле 1731 г. Правительствующий сенат велел Адмиралтейств-коллегии отправить в Охотск «для показании препорции к делу судов мастера или подмастерья, которой бы умел гальиоты и карабельныя боты делать и к нему в помощь плотничного командира одного и четырех человек плотников лутших, тако ж для ходу по морю штюрманов трех и матрозов шесть человек». А в инструкции Сибирского приказа первому охотскому командиру Григорию Скорнякову-Писареву дополнительно предписывалось «мастеров судовых из ссылочных набирать».
Охотская военная флотилия была образована 21 мая 1731г. и главной задачей флотилии на протяжении 18-го и первой половины 19-го веков было выполнение транспортных задач — перевозкой различных грузом и пассажиров между портами тихоокеанского побережья. Товаро-пассажирские перевозки занимали основную часть времени летних кампаний.
Флотилия обеспечивала проведение научных экспедиций 18-го века:
Экспедиция С.П. Крашенинникова на Камчатку в 1737—1741гг. (шитик «Фортуна» и галиот «Охотск»).

Вторая Камчатская экспедиция капитан-командора В.И. Беринга, 1733-1743гг.(пакетботы «Св. Петр», «Св. Павел», гукор «Св. Петр», бот «Св. Гавриил»).

Охотско-Курильская экспедиция капитана М.П. Шпанберга 1733-1743гг. (бригантина «Архангел Михаил», дубель-шлюпка «Надежда», бот «Св. Гавриил», бот «Большерецк», пакетбот «Св. Иоанн», шитик «Фортуна»).

Экспедиции для описи северных берегов Охотского моря и Пенжинской губы в 1749г.(бот«Акланск») и в 1761г.(бригантина «Св. Елисавета»)

Экспедиция поручика И.Б. Синдта 1764—1767гг. для обследования участка побережья от Берингова пролива до устья реки Лены.(галиоты «Св. Павел» и «Св. Екатерина»)

Секретная экспедиция капитан-поручика П.К.Креницына и поручика М.Д. Левашова 1764—1769 гг. по изучению и освоению Алеутских островов (галиот «Св. Екатерина», гукор «Св. Павел», галиот «Св. Павел», бот «Гавриил»).

Северо-Восточная географическая и астрономическая морская экспедиция капитан-поручика И.И. Биллингса и капитана Г.А. Сарычева 1785—1793гг. из устья реки Колымы к Берингову проливу и из Охотска к берегам Аляски (суда «Паллас», «Ясашна», пакетботы «Слава России», «Доброе намерение», катер «Черный орёл»)

Плавание поручика А.Э. Лаксмана в Японию 1792—1793 гг. с целью установления торговых отношений (галиот «Св. Екатерина»).

Суда Охотской флотилии принимал участие в снабжении и перевозки войск «Анадырской партии» (карательная экспедиция по покорению чукчей и усмирению коряков, юкагиров и ительменов 1731-1770гг.).
Одновременно выполнялись и исследовательские задачи.

Рисунок 1737г.:

В силу удалённости региона, сложных климатических, природных условий и трудностей снабжения, строить большие корабли возможности не было. Да и не требовалось. Строили: шитики, боты, гукоры, галиоты, бригантины, катера, пакетботы, шхуны, шлюпы, шмаки. Корабли вооружали малокалиберной артиллерией.

«Отсутствие же местной промышленности, особенно железоделательной, создавало значительные трудности. К примеру, якоря, чей вес мог превышать тонну, приходилось везти частями практически через весь континент — из Европейской России — и уже в Охотске их сваривать. Эта процедура отрицательно сказывалась на прочности, и зачастую не выдержавший нагрузки якорь становился причиной гибели судна и людей. На месте сращивали и привезенные по частям канаты. По сведениям А.И. Алексеева, в 1768 г. мастером Бубновым было построено три судна. Весь такелаж для них доставлялся из Тобольска, а 500 пудов железа два года везли из Архангельска.»
М.В. Василенко. Охотская флотилия как фактор социально-экономического развития Тихоокеанского региона в XVIII в.

«Недоставало необходимых приборов. По данным 1747 г., в Охотском порту насчитывалось 10 компасов и 28 склянок. А в 1754 г. флота капитан Ртищев «репортом объявил, что находящиеся в Охоцке суда за неимением над ними охранения весма згнили».» Там же.
Естественно, что корабли, построенные в Охотске и Нижне-Камчатске, никоим образом по качеству постройки и оснащению, нельзя сравнивать с кораблями спущенными на воду в Санкт-Петербурге и Архангельске. И не потому что царское правительство не уделяло должного внимания развитию Дальневосточного региона, как любят писать. Наоборот, делалось очень многое, но условия 18 века не позволяли сделать большего.
Опыта постройки кораблей в Охотске своими силами ещё не хватало, не хватало и присланных корабелов.
«Адмиралтейств-коллегией время от времени, очевидно, отправлялись в Охотск соответствующие специалисты. «Так, в начале 1760-х гг. прибыл корабельный мастер А.И. Мошницкий, а затем еще три мастера: блокового, шлюпочного и ботового дела, и два подмастерья: канатного и парусного дела. Однако основная нагрузка и вся тяжесть работ на верфях ложилась на служилых, казаков и обывателей, которые не пользовались никакими льготами и преимуществами. Для служащих Охотского порта не делалось никаких исключений. Они жили на таком же обеспечении, как и служилые Балтийского флота.»
М.В. Василенко. Охотская флотилия как фактор социально-экономического развития Тихоокеанского региона в XVIII в.

Процесс постройки кораблей шёл непрерывно в силу того, что что Охотская флотилия регулярно лишалась своих судов.
Суда гибли по разным причинам, но одним из факторов был недостаточный профессионализм командного и рядового состава экипажей кораблей.
Матросов было брать неоткуда, поэтому команды судов формировались из казаков («за матрозов казаки»). Нет, конечно, в различные экспедиции назначались матросы, но их явно недоставало. Даже уже в конце 18-го века, во время подготовки экспедиции Биллингса — Сарычева, оказалось что на судне «Ясашна», командовать которым был назначен Сарычев, знакомым с морем оказался только он и боцманмат. Все остальные никогда в море не бывали. Сарычеву пришлось заняться обучением геодезистов штурманскому делу, а из казаков готовить рулевых и матросов.
Что касается офицерских кадров Охотской флотилии.
С Балтики ехать в Охотск желающих не было. В основном назначали туда за различного рода провинности в виде наказания. Что бы восполнить нехватку в кадрах в Охотске в 1732г. была открыта мореходная школа, «.. для морского пути обучать молодых казачьих детей всякому морскому обыкновению...». В 1734 году открылась навигацкая школа в Якутске, а в 1754 году - в Иркутске и в Нерчинске. Однако, назначаемые в Охотскую флотилию выпускники этих учебных заведений не обладали в достаточной мере теоретическими знаниями, не хватало и практического опыта.
И если кадровые морские офицеры возглавляли правительственные экспедиции, то судами командовали штурмана. Нередки случаи, когда командиром судна назначался подштурман, а то и штурманский ученик с формулировкой «за подштурмана штурманский ученик». Что явно противоречило требованиям Морского Устава. Но приходилось идти на это, так как «других мореходов у меня для вас нет».
Отправленный в 1760-х гг. с Балтийского флота штурман Иван Должантов был «штрафован посажением в гоубвахте на хлеб и на воду на неделю» за стычку с камчатским командиром капитан-лейтенантом Извековым.
«Грамотных мореходов не хватало катастрофически. Поэтому никакие пороки и прегрешения людей, разбиравшихся в морском деле, не считались достаточно веским основанием для отстранения от службы. Так, фактический командный состав галиота «Св. Павел» в 1774 г. состоял из четырех человек: штурмана, подштурмана, квартирмейстера, боцмана. Из них — командир судна штурман Очередин, предположительно выпускник Иркутской навигацкой школы, был в 1777 г. бит палками за пьянство на борту, подштурман Кирсантьев дважды наказывался при команде морскими кошками за воровство, квартирмейстер Габышев бит кошками за ложное показание государева дела.
Тяжким преступлением, за которое «Морской устав» однозначно требовал смертной казни, считалась потеря казенного судна. Оно влекло за собой многолетнее следственное разбирательство. Однако провинившиеся штурмана всего лишь отстранялись от государственной службы, и их охотно принимали купеческие компании, поскольку интенсивный пушной промысел на островах Тихого океана повлек за собой острую необходимость в мореходах на частных судах. Власти не препятствовали, а зачастую даже поощряли участие подследственных в промысловых вояжах, поскольку причитающееся им судовые паи, размер которых оказывался значительно больше казенного жалованья, позволяли хотя бы частично компенсировать многотысячные убытки от потери судна. Других источников для взысканий не существовало, казенное жалованье штурманов было не так уж велико, и за многие годы государевой службы они не наживали практически никакого имущества. Так, Иван Должантов, по чьей вине в 1774 г. разбился шмак «Св. Екатерина», самое новое и грузоподъемное судно флотилии, спустя три года, все еще находясь под следствием, ушел на промысел на судне «Изосим и Савватий» иркутских купцов Киселевых. Афанасий Очередин, в том же 1774 г. лишивший Охотскую флотилию второго крупного судна, спустя четыре года также отправился в морской вояж на судне «Климент» купцов Пановых .
Обычные транспортные рейсы из Охотска на Камчатку являлись предприятием непредсказуемым и опасным. История Охотской флотилии отмечена вереницей кораблекрушений, каждое из которых становилось поистине катастрофой для населения Камчатки, поскольку следующий транспорт с продовольствием мог быть отправлен только через год. Нередко суда терпели бедствие и бесследно исчезали вместе с грузом, экипажем и пассажирами в открытом море. Гораздо большее количество катастроф наблюдалось в виду берега: причиной, помимо недостаточной квалификации судоводителей и нарушения правил навигации, становились рифы, каменистые кошки, прибрежные скалы, а также низкое качество корпуса, такелажа, дельных вещей...
В 1752 г. в Охотском море разбился галиот под командой вышедшего в свою первую кампанию штурмана Ивана Бахметьева. Следственное дело было закрыто ввиду того, что сам штурман утонул. В навигацию 1753 г. Охотская флотилия лишилась сразу трех судов и нескольких человек морских служителей. 1766 г. — у берегов Камчатки разбился галиот «Св. Захария», утонули 16 человек, весь казенный провиант и купеческая кладь. В экспедиции Креницина-Левашова разбилось два судна. В 1774 — еще два. Известен рисунок, выполненный М.Д. Левашовым На нем изображены суда экспедиции Креницина — гукор «Св. Павел» и галиот «Св. Екатерина».


С окончанием экспедиции они еще несколько лет будут служить в составе Охотской флотилии. После гибели в 1774 г. двух новых больших судов (Должантова и Очередина) они останутся единственной надеждой камчатских жителей на своевременное получение провианта. И хотя «за ветхостию их к морскому ходу немалой подвержены опасности» и были опасения, что «за худобостию придут в негодность», но навигацию 1774 г. они выдержали достойно. Кроме того, есть сведения, что в следующем 1775 г. гукор «Св. Павел» под командой подштурмана Михаила Петушкова отправится с грузом в Тигильскую крепость.»
М.В. Василенко. Охотская флотилия как фактор социально-экономического развития Тихоокеанского региона в XVIII в.




С открытием островов у западного побережья Америки и выходом наших промышленников на Американский континент прерывается система освоения новых земель.
Раньше, сначала шли государевы люди, они закреплялись в новых землях, приводили в подданство местные племена, брали ясак, строили остроги и только после этого отправлялись промышленники, а государство подтягивало свою администрацию и войска в остроги, которые со временем вырастали в города.
Здесь картина совершенно иная. Кроме 2-х «секретных экспедиций» к берегам Северной Америки никаких попыток обозначить своё влияние в новых землях Россией предпринято не было. Задача приведения алеутов и эскимосов под российскую корону и сбор ясака был возложен на промышленников, то есть - частных предпринимателей. Правда, на каждом «промышленном»судне был ясашный казак — сборщик ясака и десятой части мехов от добытых в виде налога. Но этого было явно недостаточно. Время от времени Охотское начальство получало из Санкт-Петербурга циркуляры о том, что с «дикими народами» надо обходиться ласково. И всё. Земли, находящиеся по ту сторону Тихого океана, Петербург не интересовали, они рассматривались только как место промысла пушного зверя.
Корабли Охотской флотилии к берегам Америки не ходили.



В следующей части будет о частном мореплавании в Тихом океане.
На Алеутских островах с 1741 по 1791 г. было добыто одной пушнины на 6 310 756 рублей. В водах архипелага за это же время побывало более 70 купеческих судов из Охотска и Камчатки.



Продолжение следует.


Извиняюсь, приходится писать урывками. Обстоятельства...

Tags: Владей Востоком
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments